Сколько можно читать про собак?
13 сентября 2016 2111

Список литературных героев, желавших завести собак, долго мечтавших о собаках, готовых на жертвы ради собак, кажется бесконечным. Так сколько можно писать про собак и про то, что кто-то их хочет?
Да сколько угодно – пока существуют читатели, желающие завести собаку, мечтающие о собаке и готовые на разные жертвы ради того, чтобы у них была собака. Правда, каждому следующему автору, берущемуся за эту «вечную тему», приходится немного сложнее, чем его предшественникам. Он должен рассказать нам что-то такое, о чем мы еще не знали. Или так, как нам еще не рассказывали. И не столько о собаках, сколько о нас самих. Как это сделал английский писатель и художник Боб Грэм.

Его книжка-картинка так и называется: «Хочу собаку!» Собаку хочет девочка Кейт. Однажды утром она просыпается и заявляет: «Хочу собаку!» Но, вопреки вполне ожидаемому сюжетному ходу, никаких препятствий это желание не встречает. Наоборот: родители Кейт встречают его с интересом и энтузиазмом. До этого они, похоже, и не задумывались ни о какой собаке. До этого им вполне хватало самой Кейт: на первой картинке мы видим, как она «резвится» в родительской кровати. А на стене над кроватью висит фотография умиленных родителей с малюсенькой Кейт на руках. Но, видимо, настал момент, когда эти функции – резвиться всюду, где только можно, и вызывать умиление ‒ уже нужно передать кому-то еще, чтобы Кейт могла оказаться в новой «позиции», чтобы она объединилась с родителями на новых основаниях: теперь они втроем будут любить кого-то еще.

Иллюстрация их книги

Для мамы и папы Кейт такой поворот событий оказывается совершенно органичным. Мама, папа и Кейт – совершенно замечательная семья, в которой царит единодушие и абсолютное приятие друг друга. Эти персонажи удивительно симпатичные. Они и похожи друг на друга – и своими яркими волосами, и своими «простецкими» одежками, не стесняющими движений, и своими длинными носами. Носы персонажей Боба Грэма совершенно «говорящие», выдающие родственные характеры персонажей. Да, они длинноватые, но не острые. Это не нос Буратино, которым можно проткнуть дырку в холсте. Это носы, которые выдают живое отношение к окружающему, доброжелательное любопытство и желание соучаствовать. И вся пластика персонажей такая же – мягкая и в то же время свободная, естественным образом отражающая живые эмоции персонажей.

И возникает ощущение, что от книжных страниц веет теплом: главный цветовой оттенок книги – золотисто-желтый. Он присутствует даже на тех страницах, которые связаны с драматическими поворотами сюжета и не дает нам поверить в плохое.

Но в чем, собственно, заключается коллизия, если желание «хочу собаку» не только не встречает сопротивления, но и разделяется всеми участниками истории?

Коллизия в том, что собаку приходится выбирать. А выбор, оказывается, непростое дело. Ты выбираешь того, кого будешь любить, и в результате этого выбора лишаешь своей любви других.

В приюте, куда мама, папа и Кейт приехали за собакой, есть маленький щенок Тоби:

« – То, что мы хотели, – сказала Кейт.

– То, что мы искали, – сказала мама.

– Берём, – сказал папа».

Между членами семьи и здесь полнейшее единодушие.

Но кроме Тоби, маленького и симпатичного, есть еще Роза – «старая, седая и широкая, как чемодан». И она очень хочет к ним. Она готова их полюбить. Она уже их любит. Но это ведь совсем не «то, что они хотели». И вообще, они ведь уже взяли Тоби. И им теперь могло бы быть по-новому хорошо – вчетвером, вместе с Тоби, – если бы Роза не смотрела им вслед… Но мало ли кто смотрит вслед? Они уже взяли собаку…

Иллюстрация из книги 1

Дело кажется решенным. Но утром следующего дня… Утром следующего дня Тоби прыгает на кровати так же, как в начале истории на кровати прыгала Кейт. Прыгала и хотела собаку. Теперь ее желание исполнилось. Но она всю ночь не спала…

« – Я тоже не спал, – сказал папа. – Я тут подумал…

– Я тоже не спала, – сказала мама. – Я тут подумала…

И, позабыв про завтрак, они оделись и отправились в путь».

Я очень люблю многоточие. Это такой выразительный, многозначительный знак. А когда он проставляется так ритмично, да еще и троекратно, то позволяет читателю мгновенно догадаться не только о гамме чувств, стоящих за многоточием, но и в очередной раз пережить единодушие героев в их переживаниях и решениях. И это единодушие, которое даже не требует дополнительных слов, так притягивает! До комка в горле. Это единодушие любви.

Оказывается, можно полюбить не только маленького симпатичного Тоби («то, что мы хотели»), но и старую, толстую и пованивающую Розу (собачья старость пахнет, что ж тут поделать).

Роза, появившись в доме, как бы и усиливает эффект присутствия Тоби – сверхподвижного, озорного и веселого, ‒ и уравновешивает его. Она вообще заполняет собой все пустоты (оказывается, они были), становится центром мирного равновесия, от которого теперь и ведется отсчет всему, всей жизни.

Иллюстрация из книги 2

В обычном желании «хочу собаку» много невнятного, и оно слегка отягощено стремлением к обладанию. А с появлением Розы «типичное желание» получает новое измерение, нагружается чем-то большим: не просто «хочу иметь», а «буду любить». То есть – «люблю» и «без этого не могу».

А как заканчивается история?

«Бум-бум, бум-бум, – гулко стучит Розино сердце. – Бум-бум, бум-бум…»

Опять многоточие. Потому что чувства не могут вдруг взять и кончиться. Наши чувства и есть наша жизнь.

Иллюстрация из книги 3

И потому, я думаю, эта книжка станет любимой у многих начинающих читателей. И читать ее легко (по всем техническим параметрам она подходит для начального чтения), и перечитывать хочется. Сто раз можно прочитать – и каждый раз история будет тебя захватывать, а к горлу будет подступать комок.

Марина Аромштам

_______________________

О новой книге Боба Грэма «Как воспитывать собаку» можно почитать в статье «Не стоит кричать на... собак!»

Как воспитывать собаку »
Понравилось! 17
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.