Поросёнок Пётр как герой нового времени
16 августа 2016 3442

Что-то подсказывает мне, что поросёнок Петр, совместное творение писательницы Людмилы Петрушевской и художника Александра Райхштейна, некоторую часть родительской аудитории не просто оставляет равнодушной, а повергает в ужас. Молодые активные бабушки всплескивают руками и восклицают: до чего дошли! Какие книги предлагают читать детям! Какое же страшилище этот поросёнок!

Поросёнок Петр, и правда, плохо встраивается в ряд кругленьких, пушистеньких и глазастеньких чебурашечных героев детских книг и мультфильмов, на образах которых росли сегодняшние бабушки. Но пушистость и глазастость, эти признаки трогательной беззащитности, всего лишь отражают представления о детстве, каким его вдруг увидели в поздний (и последний) период советской эпохи. И эти представления, и эти образы совсем не всегда доминировали в детской отечественной литературе. Они пришли на смену бодрому, задорному и боеспособному герою-ребенку предвоенной эпохи.

Что касается поросёнка Петра, то это, безусловно, «герой нового времени» ‒ выражение нового отношения к детству и нового понимания ребенка. Не случайно его создали писатель с мировым именем и художник с мировым именем. И сделан этот образ мастерски ‒ и художественно, и психологически.

Вот история про поросёнка Петра и машину – сюжет, до боли знакомый любому человеку, который имеет опыт взаимодействия с малышами от двух с половиной до примерно четырех лет. Поросёнок Петр хочет играть в машину, то есть в шофера. Он хочет «как будто ехать на машине».

Не курочки-цыплятки, не лошадки, не зайчики являются первыми реалиями, с которыми встречается современный городской малыш. Самые главные движущиеся предметы вокруг него, рядом с ним – это машины. Машины и всё, что с ними связано, становятся материалом для первых сюжетных и ролевых игр ребенка. С этой точки зрения поросёнок Петр ведет себя типично и абсолютно узнаваемо. И весь сюжет книги состоит из последовательного, лаконичного перечисления действий поросёнка.

Действие первое: поросёнок Петр решил «построить» машину и поэтому «сел на стул» ‒ то есть сделал то, что делает любой водитель прежде, чем поехать, и что ребенок много раз наблюдал.

Действие второе: поросёнок Петр понял, что ему кое-чего не хватает. Трехлетний малыш, если его спросить, сразу скажет, чего не хватает поросёнку, чтобы быть «как шофёр». И малышу абсолютно понятно, зачем поросёнок идет на кухню и просит у мамы крышку от кастрюли (это действие третье).

Крышка от кастрюли мгновенно решает «проблему» ‒ «быть как шофёр». И такое решение не вызывает у трехлетки никаких возражений. Это тот возраст, когда родители вдруг фиксируют: ребенок начал придумывать. То есть именно в этот момент стартует развитие воображения. А важным показателем старта, по мнению отечественных психологов, считается использование в играх так называемых «предметов-заместителей»: ребенок берет предмет, который довольно условно напоминает ту или иную реалию, и «назначает» его на роль этой реалии: палочка будет ложкой, камушек – конфеткой. А в случае поросёнка Петра крышка от кастрюли будет рулем.

На первый взгляд, кажется, что назначить крышку от кастрюли рулем – само собой разумеющееся действие. Но это только на первый взгляд. Для трехлетки это результат серьезного интеллектуального усилия. Поросёнок выбирает в качестве руля не крышку от обувной коробки, не разделочную доску, не какой-то случайный предмет вроде ботинка, например. Он выбирает «круглый предмет» ‒ и по форме, и даже по размеру похожий на руль. Если, к примеру, сравнить руль и крышку при помощи наложения, они совпадут. То есть поросёнок (и вместе с ним ребенок) должен в уме соотнести эти предметы между собой, проанализировать какие-то их признаки.

А это и есть главное содержание истории про поросёнка Петра – история решения интеллектуальной задачи, которая заключается в выборе крышки от кастрюли и в назначении крышки рулем.

И дальше автор показывает ребенку, слушающему книжку, что следует из решения интеллектуальной задачи. Оказывается, если интеллектуальная задача решена правильно, это имеет самые замечательные последствия: «И оказалось, что он (поросёнок Петр) сидит в машине и держится за руль». И его машина сразу тронулась с места. И едет-то он быстрее всех! «И прохожие – куры, коровы и другие поросята очень удивлялись».

Иными словами: правильное решение задачи влияет на реальность, способно ее изменять.

Действительно ли поросёнок едет на машине, или это происходит в игре (то есть в его воображении) в данном случае не важно, потому что воображение бодрствующего человека тоже требует логики. Сочинительство, придумывание, создание художественного произведения требует логики. Это не хаотическое нагромождение фантазийных образов.

А как это нарисовано?

Сразу надо сказать, что уж кто-кто, а Александр Райхштейн способен нарисовать и пушистеньких, и глазастеньких героев. Более того – нарисовал их во множестве.

Но пушистенький и глазастенький герой обычно завязан на эмоциональных проблемах – не на интеллектуальных. Ему, как я уже говорила, свойственна трогательная беззащитность. Поэтому и сюжет, внутри которого действует такой герой, развивается как сюжет отношений.

А что представляет собой поросёнок Петр Александра Райхштейна? Главное в поросенке – его голова. На голове этой видны волоски (щетинки), очень напоминающие иголки в голове Страшилы из «Волшебника Изумрудного города». Когда Страшила думал, от напряжения из его тканевой головы вылезали иголки. Поросёнок Петр не тканевый, далеко не тканевый. Но его щетинистая голова, безусловно, ‒ голова напряженно мыслящего существа. При такой большой голове у поросёнка Петра нет шеи. Никакой. Тоненькая шейка обычно подчеркивает уязвимость персонажа, его хрупкость. С другой стороны, шейка позволяет персонажу вертеть головой в разные стороны: это и признак любопытства, и признак некоторой размытости интересов: интересно всё!

Иллюстрация Александра Райхштейна к книге Людмилы Петрушевской «Поросёнок Пётр и машина»

Поросёнок Петр не может вертеть головой. Чтобы посмотреть на что-то, он должен повернуться всем корпусом. Но такие особенности движения, реагирования означают еще и предельную собранность, сфокусированность на конкретной задаче.

Вообще поросёнок Петр Райхштейна – существо не просто собранное, но и в высшей степени жизнеспособное и адаптированное к жизни. Что называется, крепко стоящее на ногах ‒ хотя это ребенок и ножки у него маленькие, но «комплекция» ‒ борцовская. Не случайно она почти вписывается в квадрат. И не случайно стремящаяся к квадратной форме фигурка поросёнка Петра вписана в квадратные страницы книжки. Книжки довольно редко бывают квадратными. Квадрат – это самая устойчивая геометрическая фигура, и поэтому рисовать в квадрате сюжетные динамичные картинки очень сложно. А здесь форма книжных страниц как бы усиливает «квадратность», то есть устойчивость персонажа.

И с цветом то же самое. Мир поросёнка Петра цветной, но это цвета спокойные, сдержанные, ровные, гладкие, имеющие четкие границы и, в свою очередь, четко разграничивающие жизненное пространство: это – верх, а это – низ. Самый яркий, красный, ‒ цвет, которым «отмечена» машина, то есть предмет, оказавшийся одновременно и первопричиной, и итогом интеллектуальной задачи (в начале книги поросёнок Петр смотрит на игрушечную красную машинку, а в конце книги он едет на «настоящей» красной машине).

1 Иллюстрация Александра Райхштейна к книге Людмилы Петрушевской «Поросёнок Пётр и машина»

Ну и?..

Так это же и есть новое слово в детской литературе – увлекательно, понятно и точно описать, как маленький ребенок думает внутри игры (и жизни), причем рассказать об этом самому ребенку. Не как он чувствует и переживает, а именно как он думает.

Такая вот психология мышления для малышей.

Марина Аромштам

Понравилось! 19
Дискуссия
Натали
Прекрасная книга. Мы были из тех, кто не испугался, а вспомнил, что самые любимые игрушки в детстве - крышки от кастрюль,домики под столом, толкушки для пюре...Комичность же Петра - просто восхитительная работа художника. Все шалости,"милости" маленького ребенка от 2 до 4х отражена сполна в этой мордочке!