Очарование разочарования
4 июля 2016 812

С детскими группами из летних лагерей почему-то тянет на эксперименты. Что если прочесть детям книгу, в которой нет никакого сюжета? Или что они выберут, если предложить им выбор из двух книг? Два дня подряд в нашу библиотеку приходили группы школьников 1‒2 классов. Занятия, построенные по одному и тому же принципу, прошли очень похоже: выбор книги – чтение – неоднозначные впечатления, среди которых негативные преобладали, – ощущение очень содержательно проведенного времени и явное удовольствие всех участников.

Для начала мне было интересно узнать, по какому принципу эти дети вообще принимают решение о чтении той или иной книги. «По картинке на обложке!.. По картинкам внутри!.. По автору. Вот я знаю Носова, знаю, что у него будет интересно!.. Там написано, для какого возраста» (хороший повод объяснить детям суть маркировки 0+/6+/12+), которая и взрослых-то часто вводит в заблуждение. Некоторые ориентируются по тематике: «Вот я про животных люблю!.. А я ‒ приключения!.. А я ‒ про рыцарей!.. А я люблю, когда кого-нибудь убивают!»

Предлагаю будущим слушателям две книги о разных странах: «Как я стал путешественником» Федора Конюхова и «Я ем лапшу, а в это время...» японца Ёсифуми Хасэгава. Показываю обложки, иллюстрации внутри, вкратце рассказываю о каждой. Мнения разделяются, но большинство выбирает «про лапшу». Интригует многоточие в заголовке и работа художника: «Интересно, что же происходит “в это время”… Я люблю лапшу!.. Здесь картинки выглядят более современными!»

Дети заранее уверены, что их сверстники из других стран живут совсем иначе: «Вот мы вилкой едим, а они – палочками!.. Они другие серии мультфильмов смотрят, которые у нас еще не вышли... У них игры другие… Они себе одежду из листьев делают!.. Они говорят по-другому, здороваются по-другому, например, кланяются». Самое время раскрыть книжку и узнать, что же она расскажет о ровесниках моих слушателей.

На каждом развороте ‒ большая иллюстрация, показывающая действие ребенка, каждый раз нового, и две коротких фразы, частично повторяющие друг друга: «Соседка Ми-тян переключила программу. Ми-тян переключила программу, а в это время...» Сначала персонажи – соседи, потом – жители соседних домов, соседних городов, соседних стран. Дети улавливают однообразность повествования, передразнивают автора: «А в это время, а в это время… А в это время в соседней галактике!.. в соседней вселенной!..» Поначалу они очень внимательны. Каждый разворот вызывает хихиканье; забавляют те или иные детали: тут кошка зевает, а вот корова смешная. Взрыв смеха вызывает разворот, на котором «сосед соседки Тай-тян спустил в туалете воду», – где ж это видано, чтоб в книжке про туалеты писали и рисовали! Но постепенно монотонность повествования и отсутствие сюжета утомляют читателей. Тем не менее многие дети по-прежнему внимательно рассматривают иллюстрации, иногда отмечая какие-то детали («А эта девочка – в платке»), хотя можно услышать и разочарованное: «Я думал, интереснее будет».

Иллюстрация из книги

1 Иллюстрация из книги

И тут мы подходим к кульминации, сбивающей ритм: «В стране за далекими горами один мальчик упал и больше не встал». Чей-то комментарий вполголоса: «Он сдох!» Кто-то из детей притихает, кто-то наоборот, бурно смеется: ведь вот он, долгожданный экшен, хоть какое-то событие. Но сразу после этого книга возвращается к своему монотонному ритму: «Дует ветер. – Дует ветер. А в это время... – Дул ветер...».

Странная книга. Непривычная. Впечатления неоднозначные. Одна из девочек бурно и бессвязно пытается выразить случившийся «инсайт»: «Я поняла! Поняла! Все разные и у всех все по-разному!» Мальчик делится догадкой: «Там сначала дети, у которых как у нас, а потом – по-другому!» В самом деле, оказалось, что далеко не везде жизнь сверстников отличается так кардинально, как ребята предполагали до чтения. В то же время, никто из них не может представить, что в свои 7‒9 лет вместо школы выходит продавать хлеб. Кто-то разочарован: «Я думал, там про мальчика будет, который лапшу ел!.. Я думала, там какие-то события будут…» Кого-то привела в недоумение необычная форма: персонажей слишком много, а сюжета никакого нет.

2 Иллюстрация из книги

Основная дискуссия разгорается вокруг мальчика, который упал и не встал. Выдвигаются разные версии, почему это произошло: «Он голодный был, давно шел, а еда закончилась. Он не смог дойти до города, где еда… Он споткнулся и упал, не смог сам подняться, а помочь некому… Он с горки упал!..» Еще раз рассматриваем разворот с упавшим мальчиком ‒ там изображена равнина. Спрашиваю: может, в этой местности идет война? Дети решительно отвергают эту версию: «Нет, там же не нарисована рана, кровь!.. Нет, он просто упал!» В одной из групп требуют показать заднюю сторону обложки книги. Там мальчик показан со спины. Дети радуются: «Вот! Он встал потом!.. Это он, тот мальчик!» Так в книге нашелся маленький сюжет и даже хеппи-энд.

3 Иллюстрация из книги

Ожидания от чтения у многих не оправдались. Но даже если назвать это разочарованием, то степень воодушевленности и вовлеченности слушателей не позволяет считать встречу неудачной. Напротив, обсуждение, наблюдения, переживания детей очень насыщенные, содержательные. Выходит, не всегда книги, которые не оправдали ожидания или даже не понравились, бывают прочитаны зря. Кстати, и к сделанным выборам это тоже частенько относится.

Мария Климова

Понравилось! 24
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.