В глубине собачьего сердца
26 апреля 2016 2206

Мои дети время от времени просят собаку. Я тут же начинаю цитировать «Маленького принца»: ты в ответе за того, кого приручил. И отказываюсь наотрез. Дети обижаются, но я знаю, что говорю. В восьмилетнем возрасте, измучив родителей бесконечными просьбами о зверушке, я получила, наконец, разрешение оставить дома подобранное на улице кареглазое пушистое чудо, оказавшееся по отмытии в ванной терьером и поименованное Джеком. Разумеется, мы с ним гуляли, играли и вообще делали все, что полагается при воспитании собаки. Но со временем мой энтузиазм иссяк, и родители отдали пса в другие руки. Поиграться с живым существом, а потом забыть о нем в круговерти новых детских интересов и впечатлений или переложить заботу о собаке на другие плечи – повторения этого опыта моими детьми мне хотелось бы меньше всего…

Возможно, если бы в детстве мне попалась хорошая книжка о собаках, например, книга Анастасии Перфильевой «Пять моих собак», выпущенная в свет в 1968 году, события разворачивались бы как-то иначе. Но тогда она мне не встретилась. К счастью, у моих детей эта возможность есть: в нынешнем году эта книга была переиздана петербургским издательством «Речь». И мы непременно почитаем ее, когда в очередной раз зайдет разговор о собаке.

В сборнике новелл Анастасии Перфильевой «Пять моих собак» нет рецептов по уходу и дрессировке. Да и вообще он с первого взгляда может совсем не заинтересовать ребенка, привыкшего к ярким энциклопедиям о животных или прекрасно изданной современной прозе. Что особенного может быть для него в книжке с черно-белыми рисунками, описывающей реалии детства его бабушки?

Перед читателем разворачивается повседневная жизнь обычной советской семьи – мамы, папы и маленького сына. Их житейские обстоятельства никак не располагают к тому, чтобы завести четвероногого друга: небольшая комната в коммуналке, соседка, не терпящая собак, а тут еще война, папа уходит на фронт, маме и сыну приходится уезжать в эвакуацию, голод, карточки, очереди… Тут бы себя как-то прокормить, куда уж заботиться о собаках. Но собаки все время сопровождают Анастасию, ее сына Андрейку и мужа Василия. Породистый боксер Буля, безродные Муха и Тобик, фокстерьер Бобка, спаниель Манюня ‒ словно главы семейной истории. И что самое замечательное, эти рассказы – не плод воображения автора. Как признается сама Анастасия Перфильева, «все написанное в этой книжке – правда. О моих собаках мне не надо было ничего придумывать: просто, эпизод за эпизодом, я вспоминала смешные и грустные события их жизни…» Вот это и приковывает детское внимание к тексту. У детей, вне зависимости от времен и эпох, очень острое чутье на правду и искренность.

Каждая новелла – история жизни одной из собак и потому названа ее именем. У каждой собаки свой характер, и описаны они в книге так, словно речь идет о людях, добрых старых друзьях. Причем маленький читатель видит не только запоминающиеся образцы собачьего поведения, но и прикасается к тайнам собачьего сердца, хотя это само по себе очень трудно для детей ‒ войти во внутреннюю жизнь другого, тем более четвероногого существа. В одном из эпизодов боксера Булю приучают не хватать куски во время трапезы хозяев. «Когда люди обедают, собаки идут на место», ‒ ласково, но твердо говорят ему. Пес недоволен, но все-таки слушается. «Буля лег с тяжелым вздохом ‒ он всегда вздыхал, выражая неудовольствие». Словно бы это был ребенок, лишенный за провинности сладкого. В другом месте о нем же: «Он любил часами лежать и, казалось, думать или вспоминать что-то; он поднимал голову и глаза, словно всматривался в далекое, забытое…»

Ни одна, даже самая маленькая подробность не ускользает от внимательного и любящего взгляда автора, временами из-под ее пера выходят совершенно пришвинские строки: «Дальняя дверь в коридоре распахнулась, и из нее выбежали-покатились, трепеща короткими туловищами, два маленьких толстеньких существа». Таких прекрасных мест в ткани повествования множество, можно цитировать бесконечно, радуясь нежности в отношениях человека и зверя, ‒ и в общем-то не удивляться, что в этой семье вырос такой чуткий и внимательный сын.

1 Иллюстрация Бориса Винокурова к ениге Анастасии Перфильевой «Пять моих собак»Чем еще особенно примечательна и ценна, на мой взгляд, для современного ребенка эта неяркая книжка? Да вот, например, тем, что собаки здесь порой оказываются гораздо лучше людей, а то и вообще переворачивают привычные предствления о типично собачьем поведении. Громадный боксер Буля становится другом и нянькой крохотного котенка, который принадлежал злой соседке. Фокстерьер Бобка, ни секунды не раздумывая, бросается в пруд спасать другого котенка, которого безжалостно топят деревенские мальчишки. Все это происходит на глазах у Андрейки, ему приходится все это осмысливать и впускать в свое сердце. Благодаря собакам взрослеет его душа. Он учится их понимать и чувствовать, а вместе с ним этому же учатся и читатели рассказов. И однажды с удивлением обнаруживают, что не только хозяева воспитывают собаку, но и, в гораздо большей мере, собака «воспитывает» человека, изменяя его к лучшему. Пожалуй, самый пронзительный фрагмент повествования – когда недобрая Каречка, та самая соседка по коммуналке, выхаживает умирающего от отравления фокса, позабыв о нарядном платье, надетом для выхода в театр.

Впрочем, в книге не все так благостно, есть здесь и жесткие, и даже жестокие эпизоды. И я благодарна за них автору. Потому что, читая то место, где бродячего Тобика, прижившегося в семье, под давлением обстоятельств все таки пришлось бросить на произвол судьбы, а он все бежал и бежал вдогонку за грузовиком с Андрейкой и его мамой, пока не попал под колесо, мы с детьми обязательно остановимся и поговорим.

Вот вы всё просите собаку. А готовы ли вы к тому, что она такая же, ну или почти такая же, как вы, с такой же сложной душевной жизнью? К тому, что придется считаться с лохматым другом, а не только играться с ним? Что, может быть, придется перестроить всю свою жизнь, отложить свои интересы? Что его жизнь станет вашей жизнью? Если нет, то, пожалуй, пока не стоит заводить собственную собаку. Лучше просто подкормить уличную дворнягу.

Елена Литвяк

Иллюстрация Бориса Винокурова к ениге Анастасии Перфильевой «Пять моих собак»

Понравилось! 11
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.