Эгоизм – это одиночная камера желаний
19 апреля 2016 2132

Определение эгоизма, вынесенное в заголовок, я прочитал в «Словаре парадоксальных определений» В.Кротова. Мне кажется, книга Роланда Смита «Пик» как нельзя более иллюстрирует его правоту.
Подросток с необычным именем Пик (дань любви родителей к горам) невероятно увлечен альпинизмом, что в городе приводит к нелегальному покорению небоскребов. При очередном восхождении он сталкивается с угрозой серьезного наказания, вплоть до показательного лишения свободы. И тут возникает давно не появлявшийся на горизонте отец (родители давно в разводе), который убедил судью отпустить Пика с условным наказанием. После этого они вместе едут в Таиланд, однако по пути выясняется, что отец имеет на сына свои виды, и он не случайно приехал через семь лет молчания его вызволять.

Отец, теперь уже всемирно известный покоритель вершин, хочет, чтобы Пик стал первым четырнадцатилетним скалолазом, покорившим Эверест. Это позволит поправить коммерческие дела его фирмы, которая в тот момент ведет несколько групп на вершину мира. Для этого уже все подготовлено, вплоть до натурных съемок с известной телеведущей. Тут у Пика появляются первые сомнения в родительском бескорыстии, но он слишком увлечен перспективой предстоящего покорения вершины, чтобы слишком задумываться о чужом эгоизме. Ведь его собственный уже нарисовал ему ясную перспективу: стать звездой, первым четырнадцатилетним подростком, покорившим Эверест. Поэтому в своем тибетском сверстнике по имени Сунджо, который присоединился к экспедиции, он видит конкурента. А после объяснения с отцом еще и выясняется, что тот, безотносительно к родственным чувствам, рассматривает Сунджо как дублера для подстраховки.

Разговор с матерью только убеждает Пика в собственной правоте. Она, бывшая альпинистка, вынуждена была отказаться от карьеры из-за тяжелой травмы, полученной при восхождении, что в итоге ускорило разрыв с отцом Пика. Она хочет, чтобы Пик вернулся живым, и дает ему совет: чтобы лазать так, как умеет его отец, нужно быть совершенным, бессовестным эгоистом. Оказывается, она сорвалась с горы в тот момент, когда подумала о новорожденном Пике, и не смогла моментально оценить критическую ситуацию, беспокоясь о нем. Только обратившись в камень, в лед, без малейших эмоций и думая только о себе, можно рассчитывать на успех. Поначалу это находит отклик у Пика, он готов к этой жертве. Одиночная камера эгоизма захлопнулась вместе с единственной целью ‒ оказаться на вершине до дня своего рождения. Но по мере восхождения, герой начинает выбираться из своей одиночной камеры, происходит пересмотр самой ценности поставленной задачи. Реальность оказывается намного прозаичнее.

Книга честная, и лично мне послужила богатым источником довольно специфической информации о практике восхождений на горы-восьмитысячники. Для одних это бизнес на развлечении богатых, жаждущих самоутверждения любой ценой и ради него презревших любые опасности. Есть и другие ‒ носильщики-шерпы, которые рискуют не ради славы или забавы, а ради пропитания семей. Таков Сунджо, идущий на вершину ради денег, которые нужны ему для собственного образования и сестер.

Сюрпризом для Пика оказалось и то, сколько жизней забирает гора. Причем тела их остаются там навечно, их даже не ищут, поскольку выше пятого лагеря спасатели не работают. Тут он впервые задумался, а думали ли эти люди о своих родных, когда лезли на гору несмотря ни на что, по-рабски подчиняясь своему желанию.

Рутина восхождения оказалась неприглядной: антисанитария в лагерях, отсутствие медицинской помощи, болезни, даже воровство снаряжения. А по поводу полного эгоизма мать в его случае ошиблась. В критических ситуациях взаимовыручка оказалась для Пика и Сунджо вопросом жизни и смерти и заставила их забыть всю конкуренцию.

Именно там, на вершине, проходя мимо череды застывших трупов, Пик понял, что Эверест ‒ не та цель, ради которой стоит замыкаться в собственном эгоизме. Поэтому он принимает самое главное решение в жизни за пять метров до вершины, отказываясь взойти на нее и пропуская вперед Сунджо, которому победа явно нужнее. Причем там же, на вершине, Пик прощается с прежней мечтой, решая больше сюда не возвращаться. У него теперь новое желание: вернуться к матери ко дню рождения своих шестилетних сестер-близняшек и любить свою семью. Он никому не говорит о том, какую жертву принес ради этого, ни отцу, который не понял его спешного возвращения на день рождения, ни матери ‒ которая, наверное, поняла бы. Любовь близких помогла ему выйти из одиночной камеры собственного эгоизма, похоронив в ней свое прежнее безумное желание.

Антон Емекеев

Понравилось! 21
Дискуссия
Егор
Сильно!
Ксения Барышева
Я бы сказала, что "Пик"-это книга не столько об эгоизме, сколько о выборе. Наверное, каждый спортсмен, каждый специалист когда-нибудь делает в своей жизни выбор между достижением высоких результатов, когда на пути к цели нужно от многого отказаться, и жизнью обычного человека с посиделками за семейным столом, пикниками на природе и выходными с друзьями. Тот, кто когда-нибудь занимался спортом меня поймет. За шахматной доской мы все друзья-соперники. Бывает и так, что после победы лучшая подруга неделю с тобой не разговаривает. И у тебя есть выбор: уступить, предложив дружескую ничью, или идти до конца. И каждый раз сталкиваешься с выбором: что дороже: дружба или победа.
Евгений Жербин
Великолепно, Антон! Больше и лучше уже и не напишешь!