О войне, любви и надежде
24 февраля 2016 1957

Когда девятилетней Ане подарили неизвестный нам роман «Боевой конь», маркированный «12+», я посоветовала ей отложить эту книгу, собираясь при случае прочесть ее сама (роман Майкла Морпурго признан лучшей детской книгой в Англии и во Франции, а Ассоциация французских библиотекарей награждала его трижды!). «Но, мама, там же про лошадей!» – умоляюще подняла брови Аня. И я сдалась. Мои старшие дети буквально бредят конным миром, всерьез занимаясь верховой ездой. Но настоящих романов мы пока еще не читали – рановато все-таки. Однако мы начали, и я не пожалела.

Есть одно непреложное правило хорошего романа: его герой должен к финалу сильно измениться, стать в чем-то совсем другим. Возможно, при чтении очень хорошего романа что-то подобное происходит и с читателем. Во всяком случае, мои дети за время запойного чтения книги (он был прочитан вслух дважды, заодно посмотрен одноименный фильм, и потом еще Аня читала его сама несколько раз) тоже сильно изменились и внутренне выросли.

«Боевой конь» Майкла Морпурго – это драматическое, напряженное, захватывающее повествование о событиях на Западном фронте Первой мировой войны, описанных с точки зрения лошади по имени Джоуи. Опыт подобного чтения у нас уже был: мы читали довольно объемистый «Дневник фокса Микки» Саши Черного, «автором» которого был пес. Не скажу, что это легко – дети в силу своего детского эгоизма вообще с трудом расстаются с видением мира с колокольни своего «Я». Но чтение подобных текстов все-таки заметно развивает способность к эмпатии, что, кстати, отражается и в повседневном общении.

Джоуи – конь благородных кровей, ему бы ходить под седлом какого-нибудь принца или графа, но маленьким жеребенком его по случаю покупает на ярмарке пьяница-фермер. Вообще-то ему был нужен рабочий конь, и, освободившись от хмеля, он задумал избавиться от неподходящей покупки, но его маленький сын Альберт упросил отца оставить жеребенка. Через несколько лет Альберт сумел сделать из него прекрасного скакуна. Но начинается Первая мировая, и отец, пытаясь справиться с финансовыми трудностями, продает коня в британскую армию, даже не предупредив об этом сына. «Как же так, мама! – возмущались дети. – Ведь Альберт сам вырастил жеребенка и исполнял все приказы отца, а он даже не сказал, что собирается продать коня! Это нечестно!» Вот об этом и был наш первый разговор – о родителях и детях, о почтительности, терпении, мечте и силе духа.

Иллюстрация Нонны Алёшиной к книге Майкла Морпугло «Боевой конь»

Подрастающая Аня все чаще замечает несовершенство взрослого мира, все чаще в ней просыпаются подростковые протестные реакции, которые мы, люди двадцать первого века, привыкли считать нормальными и объяснять свойствами возраста. А вот, оказывается, сто лет назад все было по-другому. Пятнадцатилетний мальчишка не перечит отцу, а терпит из сыновнего почтения даже явную несправедливость. Но при этом не отказывается от своей мечты вырастить верхового коня, а не фермерскую рабочую лошадку. И успешно выращивает. Эта же сила духа потом заставит Альберта попасть на войну, когда подойдет его призывной возраст, и осуществить явно безумную затею – найти на полях войны, среди тысяч других коней, своего Джоуи. И он его находит. А как мы легко расстраиваемся, и отчаиваемся, когда рушатся наши планы, как нам бывает трудно что-то тяжелое принять со смирением ‒ и все-таки не отказаться от своих идей… Аня крепко задумалась в тот вечер.

Боевая судьба Джоуи переменчива: за несколько лет войны он успевает послужить в элитных частях британской кавалерии, попасть в плен во время лихой атаки и превратиться в коня, таскающего повозки с ранеными немцами, а то и пушки, которые своей тяжестью в кровь рвут его тело.

Иллюстрации Нонны Алёшиной к книге Майкла Морпугло «Боевой конь»

Майкл Морпурго старается писать о войне честно, и дети видят ее как будничную кровавую работу. Временами я думала: а стоит ли продолжать чтение, может, мы поторопились? Потому что и Аня, и, тем более, Макар еще очень глубоко живут в сказочно-приключенческом, фантазийном мире, где страшны только вымышленные злодеи и огнедышащие драконы. А тут перед ними разворачивается такая простая, грубая реальность, где на драконов очень похожи люди. Бездарные английские генералы, посылающие отборные кавалерийские части на пулеметы и колючую проволоку противника. Равнодушный и грубый немецкий офицер, отбирающий Джоуи у французской девочки Эмили, потому что лошади нужны армии (и ему, конечно, совершенно все равно, что она спасла этого коня, выходила и выкормила). Оказывается, зло не обязательно облечено в военную форму противника. Впрочем, точно так же и добро не всегда исходит от «своих». Одним из тех, кто заботился о Джоуи и по-настоящему берег его, был немецкий артиллерийский конюх по прозвищу Чокнутый Фридрих. Оказывается, в жизни, в отличие от сказки, не все делится на черное и белое и требуется немалое напряжение души, чтобы разобраться, что к чему и где правда. И еще оказывается, что даже в грязи, крови, страхе и одиночестве можно не потерять себя, и можно научиться, как это делал Чокнутый Фридрих, смеяться, когда хочется плакать.

Другое очень важное открытие, которое мы сделали, сидя несколько вечеров над романом: можно научиться преодолевать самые жесточайшие конфликты, хорошенько договорившись друг с другом. Это для нас особенно актуально, потому что, конечно, куда деваться, конфликты и слезы ‒ часть обычной жизни большой семьи. Сколько еще должно пройти времени, пока дети разного возраста научатся по-настоящему чувствовать друг друга и разрешать трудные ситуации… Но кто-то должен начинать это делать. Эпизод с Джоуи, попавшим после очередного боя на нейтральную полосу между немцами и британцами, очень помог моим старшим детям в этой науке. Израненный, окровавленный конь одинаково шарахается от британцев и немцев, которые пытаются приманить его в свои окопы свистом. Наконец, двое противников с противоположных сторон выходят на открытое пространство и, вооружившись кусачками, освобождают коня от колючей проволоки, в которой он запутался. Все это происходит в абсолютной тишине под внимательным взглядом тысячи глаз. Каждый спаситель, конечно, хочет забрать коня. Но как решить спор? Немец достает монетку – орел или решка? – и назревавший конфликт исчерпан. Конь уходит на британскую территорию. «Вот если бы правители подкинули так монетку, то и войны никакой не было бы…» ‒ вздохнул сын. Вот именно, если бы… Кстати, с тех пор в спорных ситуациях дети часто прибегают ко мне за монеткой. И это, между прочим, работает.

1 Иллюстрация Нонны Алёшиной к книге Майкла Морпугло «Боевой конь»

К счастью, в романе всполне сказочный «хеппи-энд», и это очень подходит моим все-таки еще не совсем взрослым читателям. Альберт и Джоуи вместе возвращаются домой, Альберт женится и принимает хозяйство отца. Если бы случилось по-другому, детскому сердцу это, наверное, было бы совсем не под силу. В книге и так очень правдиво описаны страдания и смерти людей и лошадей. Но одно из главных приобретений этого чтения, я считаю, в том, что мои дети почувствовали: жизнь – все-таки не сказка, и фей с волшебными палочками в ней, судя по всему, не предвидится. Но чудо никуда не девается. Оно есть. Оно возможно, пока жива твоя надежда, твоя преданность, твоя мечта, верность, дружба и много всего другого, прекрасного. Главное – не бояться жить и научиться смеяться, когда хочется плакать.

Елена Литвяк

Понравилось! 9
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.