Запах сбитня и сургуча
17 февраля 2016 3019

Скорее всего, наши дети не знают, как пахнут сбитень и сургуч. А как звучит цоканье лошадиных подков по булыжнику? По сухому от летней жары, по мокрому от октябрьского ливня, по обледенелому в январе? Обо всем этом они читают у Пушкина, Чехова, Шмелева, но представить не могут. Воспринимать русскую классику сейчас все сложнее, особенно детям младшего школьного возраста, потому что даже их бабушки уже не знают ничего ни про сбитень, ни про сургуч, ни про цоканье копыт. Что ели, как гуляли, во что одевались наши предки каких-то сто лет назад, ‒ теперь без словаря не объяснишь. И хорошо, когда юным читателям может помочь книга-путеводитель по «тем временам», а экскурсоводом становится десятилетний гимназист-первоклассник Федя, который без конца встревает во всевозможные «случаи» на городских улицах.

Идея давно носилась в воздухе ‒ написать для детей нечто, подобное лотмановским комментариям к «Евгению Онегину». Прочтешь их хотя бы один раз и уже объемно и ярко представляешь себе не только внутренний мир произведения, но и всю «онегинскую эпоху». Наталия и Василий Волков вместе с издательством «Речь» сделали такую книгу, рассчитанную на младших школьников. Называется она «Профессии старой России в рисунках и фотографиях» и построена как живое описание жизни, основанное на черно-белых фотографиях, запечатлевших уличные сценки и так называемые «типы». В конце XIX ‒ начале XX века это был очень популярный фотографический жанр: большими тиражами выпускались комплекты открыток с характерными фотопортретами лавочников, разносчиков, извозчиков, кондукторов, городовых, уличных мальчишек. Во многом именно по ним мы и представляем сейчас себе городскую жизнь рубежа столетий. Но маленьким детям «просто картинок» недостаточно, нужен еще сопроводительный поясняющий текст. И с этой задачей ‒ с дозированием информации и способом ее предъявления ‒ авторы книги справились блестяще. Небольшие (что важно для ребенка начальных классов), но при этом максимально информативные тексты гармонично сочетаются с рисованными иллюстрациями и старинными фотографиями.

«В кадке у разносчиков стояли металлические кастрюльки, со всех сторон обложенные льдом, лежала специальная ложка для накладывания мороженого. У каждого мороженщика были и маленькие костяные ложечки, которые он выдавал совершенно бесплатно с каждым купленным мороженным... За два маленьких шарика платили 3 копейки, а за два больших ‒ 5 копеек» (из главы «Продавец мороженого»).

Продавец мороженого

«В Петербурге и Москве дворники частенько служили полицейскими агентами: они обязаны были знать в лицо всех жильцов дома, следили за подозрительными личностями и докладывали в полицию» (из главы «Дворник»).

Всюду на страницах книги рассыпаны реалистичные и подробные рисунки старинных бытовых вещей: свисток дворника, и особый звонок у его двери, жетон извозчика (прообраз автомобильного номера), шляпная «картонка», сургучная печать на конверте и многое, многое другое. Тот самый «вещный мир», который дети, попадая в музеи, стремятся ощутить, украдкой (или с разрешения смотрителя) пробуя на ощупь экспонаты, представлен здесь богато и разнообразно.

Из множества городских профессий прошлого выбраны именно те, которые во все времена интересны детям: храбрые пожарные, продавцы мороженного и пирожков, почтальоны и сказочные трубочисты. Статьи словарика-путеводителя идут в алфавитном порядке, что позволяет быстро найти нужную информацию: блинщик, гимназист, городовой, гувернер, дворник, извозчик, кормилица... Правда, статья «Гимназист» вызвала у нас с детьми легкое недоумение. Разве гимназист ‒ это профессия? Но потом мы рассудили, что гимназисты в своих огромных синих фуражках с серебряным гербом, с коричневыми ранцами из телячьей кожи за спиной были непременными персонажами городских улиц, и в детской литературе рубежа XIX‒XX столетий, и что хотя это и не профессия, но статья о них в детской книге о старой России обязательно должна быть. Впрочем, как и статья о кадетах, реалистах, институтках и епархиалках. Столько разных учебных заведений было в старой России, что, пожалуй, они требуют еще одного, своего собственного словарика, без которого толком не прочесть ни «Детство Темы», ни «Детство Никиты», ни детские книги Куприна, Зощенко и Лидии Чарской.

Книга «Профессии старой России» издана с большим вкусом, даже бумага в ней «работает» на создание образа эпохи: она специально «состарена», и рисунки располагаются на слегка пожелтевших страницах, что тоже добавляет дополнительный колорит. К этой книге хочется обращаться снова и снова, особенно когда мы все вместе читаем очередное классическое произведение и встречаемся с теми или иными историческими деталями.

Сбитенщик

«Основной рецепт сбитня знали все. Положить в кипящую воду мед и набор “пряных зелий”: лавровый лист, гвоздику, имбирь, кардамон, можно и перец... У разных продавцов сбитень сильно отличался на вкус, ведь они готовили этот напиток по своим собственным рецептам...» (из главы «Продавец сбитня»).

Мы с детьми попробовали приготовить сбитень, и получилось действительно вкусно: «похоже на жидкий пряник», как сказал сын. Так что теперь мы точно знаем вкус и запах сбитня.

Елена Литвяк

Понравилось! 11
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.