«Не бывает “простеньких” живых существ!»
13 октября 2016 3586

Сегодняшний книжный рынок не страдает от недостатка научно-популярной литературы о животных. Поэтому затеять новую книжную серию о животных кажется предприятием довольно рискованным. Но издатель Георгий Гупало придумал не просто новую книжную серию, а то, что вполне можно назвать многотомной энциклопедией животного мира для младших школьников. Каждому животному, независимо от его размеров и позиции на эволюционной лестнице, здесь посвящена своя книга. И у каждой книги – свой автор и свой художник. А само повествование ведется от лица героя-животного. Первая реакция при взгляде на цветные обложки с «портретами повествователей»: а это, кажется, весело! Но это еще и очень познавательно и к тому же строго научно.

– Георгий, расскажите, пожалуйста, как вы решились выйти со своим проектом на книжный рынок, где уже имеется такое изобилие детских книг о животных? И почему героями ваших книг стали именно животные?

– Вы знаете, как долго живут муравьи?

– Ну… Я думаю, это зависит от «предназначения» муравьев в муравейнике. Наверное, у них разные сроки жизни…

– Говорите, говорите. Годится любой ответ.

– Я знаю, что они зимуют. Матка, наверное, долго живет… Если ставить их в какой-то ряд, то, например, бабочки бывают двухлетние, а бывают – однодневки… Нет, не знаю. Сдаюсь.

– Вот! Муравьи живут рядом с нами. Мы их постоянно видим на даче, в лесу, иногда даже в квартирах, но сколько они живут не знаем. А ведь это интересно, правда? Оказывается, муравьи-мальчики живут недельку-другую. Их задача – спариться с маткой. Спарились – и до свидания. Муравьев-мальчиков мы можем определить по крылышкам, они летают. А большая часть муравьев, которых мы видим постоянно, это девочки. Это они строят муравейники, таскают гусениц, охраняют входы, воюют, захватывают чужие территории, работают в муравьиных роддомах, занимаются сельским хозяйством и животноводством (да, да, представьте себе) – до 28 профессий может быть в муравейнике — так вот, они живут один-два года.

– Но мы ведь не будем на этом основании выстраивать какие-нибудь гендерные гипотезы?

– Нет. Но вы, кажется, упомянули матку. Сказали, что она долго живет. Долго – это сколько? Оказывается, 20 лет. 20 лет, представляете? Это ж какая длинная жизнь! Муравьиная матка – чемпион по продолжительности жизни среди насекомых. А какими талантами обладают муравьи! Существует вид муравьев, которые строят муравейник из листьев. Одни муравьи сдвигают лист с двух сторон, так чтобы сошлись его края, другие муравьи сцепляют лист зубами и лапками. Третьи муравьи притаскивают личинку и возят ее по шву. Личинка выделяет специальный клеящий состав. И когда лист надежно склеен, он становится домиком для муравейника. Можно после это говорить, что муравьи «простенькие существа»?

– Честное слово, я так не считаю! Я и других насекомых не считаю простенькими существами.

– И это правильно. Вообще, неизвестно, кто сложнее – муравей или человек. По некоторым показателям муравьи гораздо круче человека. Если бы вы обладали такой же силой, как муравей, то поднимали бы штангу весом четыре тонны. И каждый день с легкостью бегали бы из Москвы в Вышний Волочок и обратно. Не на машине, а именно бегом.

– Ну что я забыла в Верхнем Волочке?

– Вдруг вам понадобились бы какие-то продукты, которые только там есть? И это должны быть какие-то особенные, очень ценные для вас продукты. А как бы вы об этом узнали, если вы – муравей? От другого муравья – фуражира, или разведчика. Разведчик обнаружил ценный клад, прибегает в муравейник и сообщает: клад лежит на расстоянии 30157 шагов от муравейника. И он еще и объясняет другим, как туда пройти: столько-то муравьиных шагов – до такого камушка, дальше направо столько-то шагов, и т.д. И вы, наверно, думаете, что те, кто отправляется за «продуктами», их съедает? Нет. У каждого муравья два желудка – личный и общественный. Обнаруженную еду муравей кладет в общественный желудок и тащит в муравейник. И уже там накрывают в ресторане столы, и каждый может угоститься… Потрясающий мир. Неизвестный для многих удивительный мир таких близких и с детства знакомых всем нам муравьишек.

И ведь так с каждым животным. Кого бы вы ни взяли – это целая вселенная, огромный и непознанный до конца мир. Вот у меня и возникла идея собрать самые невероятные факты о разных животных – такие факты, чтобы не только ребенок, но и взрослые открыли книгу и ахнули. Каждому животному мы посвятили отдельную книгу, рассказывает про животного один автор и полностью отрисовывает один художник. Причем автором выступает какой-нибудь выдающийся человек, личность. Его задача не просто создать образ зверя, придать ему характер, но и развеселить читателя, влюбить в зверя. Каждый автор «говорит» от лица животного, доказывает, что он самый-самый лучший зверь на свете. Нужно, чтобы животное всеми возможными способами себя нахваливало: вот я какое! Вот как я умею! Я – самое лучшее, умное, красивое, талантливое на свете! И это нужно доказать.

– В этом смысле ход с привлечением знаменитостей в качестве рассказчиков, мне кажется, вполне органичен.

– И еще я решил, что не надо использовать для оформления книги фотографии. Пусть это будет целиком авторская книжка одного художника. От обложки до последней страницы книга нарисована. Причем, один художник сможет стать автором книги только один раз. Он тоже должен показать все, на что способен, доказывать, что он ‒ самый лучший художник на свете. Каждый рисует по-своему. Поэтому картинки в книжках такие разные по стилю. Будут разные и по использованным материалам: рисованные на бумаге акварелью, гуашью, маслом, вылепленные из пластилина, кукольные.

– Всё должно работать на разнообразие животного мира?

– Да!

– Но это не художники-анималисты? Перед ними не ставится задача точно передать образ животного и его повадки?

– Для меня важно, чтобы иллюстрации были не только информативными, но вызывали у читателя улыбку и влюбляли в зверя. Книги адресованы современным детям, а они выросли на западных мультфильмах, в эстетике несколько другой анимации. Поэтому с детьми нужно говорить на том визуальном языке, который им ближе, понятнее. Но, повторюсь, стилистика всех книг будет отличаться очень сильно. Нам удалось совершить почти невозможное — при всей разнице рисунков серия получилась.

Почему мы отказались от натурализма в изображении? Сегодня каждый ребенок может войти в интернет и посмотреть тысячи разнообразных фильмов и роликов про слонов и носорогов, про любых животных, которых он ни в каком зоопарке не увидит. Художнику сложно, да и не стоит вступать в конкуренцию с кино. Сейчас нет смысла рисовать натуралистические рисунки — они нужны были тогда, когда не было другого источника информации. Художник должен как-то усложнить свое общение с читателем — показать не только форму зверя, но попробовать передать его характер, особенности поведения. Дисней был не только гением мультипликации. Он отправлял специальные экспедиции в разные места планеты для наблюдения за животными в их естественной среде обитания, как они двигаются, спят, ловят добычу. Вспомните «Бемби». Эти рисунки совсем не похожи на Ватагина или Чарушина, но сколько детишек узнали о мире живой природы и полубили его именно благодаря диснеевским мультфильмам. Особенно прижизненным.

Я прошу художников создавать картинки не только веселыми, но даже «хулиганскими» и при этом за ними должны стоять знания художника о звере, которого он изображает. Художники должны найти баланс между вымыслом, сказкой, юмором и натурализмом.

– Про художников понятно, а про авторов не совсем. Как я поняла, для Вас не важно, владеют ли они материалом. Важно, чтобы это были медийные люди. Это рекламный ход?

– Этот ход помогает привлечь читателей к книгам. Конечно, любому издателю надо, чтобы его книги продавались. Но тут дело не только в коммерции. Тут дело в личностях. Они могут быть «медийными» и не совсем «медийными», но очень важно, чтобы они были личностями, интересными, самобытными, необычными. И обязательно веселыми, жизнерадостными и любящими животных и детей. Вот эти условия обязательные: автор должен любить животных и детей. Если хотя бы чего-то одного нет — нам автор не подходит. Что касается специальных знаний, то мы ему помогаем: прежде всего к каждой книге собирается большой фактический материал про животное, иногда этот материал в десятки раз превосходит объем будущей книги. Задача автора только отобрать самое интересное и композиционно выстроить цельное произведение. И так подать, чтобы от текста нельзя было оторваться.

– А как вы для своих авторов выбираете «роли»? Жребий бросаете: тебе быть белым медведем, а тебе – муравьем?

– О! Тут все по-разному происходит. Вот Андрей Максимов, на ваш взгляд, на кого похож?

– Ммм… У меня есть ассоциации. Но лучше поделитесь своими.

– Вы помните мультфильм «Каникулы Бонифация»? Максимов похож на льва Бонифация. По-моему, он ‒ вылитый лев. Такой интеллигентный, спокойный лев, который никого кусать не собирается. Зато рассказать о себе сможет с достоинством. Александра Архангельского ( я его очень по-человечески люблю) я попросил стать моим любимым зверем — белым медведем. Своего друга, ректора университета печати (МГУП им. И.Федорова) я попросил стать поросенком и очень рад, что он согласился на такую необычную просьбу и написал замечательную книгу про свинюшек. С Андреем Макаревичем и Борисом Грачевским мы вместе выбирали животных, о которых каждый из них напишет. Андрей решил писать про змею, Борис – про мартышку. А есть авторы, которые сами выбирают себе животных. Антон Комолов попросил «назначить» его ленивцем — он его озвучивал в мультфильмах. Майя Кучерская любит ежей и потому решила писать про ёжика (у нее и сказка есть про православного ёжика). Елена Исинбаева, знаменитая прыгунья с шестом, будет у нас ягуаром. Гендиректор крупнейшего детского издательства «Росмэн» Борис Кузнецов решил посмеяться над собой, и его книжка будет называться «Я козел». (Чудесные рисунки получились, смеха будет много). А вот Дмитрий Быков оказался настоящим фанатом вомбатов. Он мне так и сказал: либо я буду вомбатом, либо никем.

обложки серии книг о животных

– Мне кажется, вомбат довольно много спит и вообще ведет такой уединенный образ жизни. А Дмитрий Быков ‒ человек социально активный, невероятно активный, разве нет? У него такое количество знакомых, он проводит так много встреч, он находит силы высказываться по поводу всего, что происходит вокруг него…

– Слушайте, ну если сам человек считает, что в нем живет вомбат? Разве я могу быть против? Мне может не нравиться только одно – равнодушие к тому животному, о котором человек взялся писать. Это исключено. Были у нас печальные случаи, когда пришлось с авторами расстаться. Образ животного должен автором завладеть.

– То есть автор должен в буквальном смысле слова влезть в чужую шкуру? Чем-то это напоминает театр. А вы ‒ режиссера, работающего по системе Станиславского: «верю – не верю».

– Ну… Похоже. Вы же спрашивали про секрет, как сделать нескучные книжки? Да, и мне нужно соединить вместе талант художника, личность автора, полезную информацию о звере и все подать в игривой, веселой форме. Да, это своего рода театр, игра, веселая игра.

– Я спрашивала про выбор авторов. Но я уже поняла, что автор не должен быть биологом. Что он работает с уже собранным материалом. В сборе материала он не участвует?

– Нет, не участвует. Специальные люди, редакторы готовят технический текст. Они перелопачивают огромное количество разных источников, проверяют факты, цифры и составляют «справку» на каждое животное. В книжку, как правило, попадает только малюсенькая часть собранного материала. Все книжки у нас одного объема – 32 страницы. После того как книжка написана, мы отправляем готовый текст в Московский зоопарк научным редакторам ‒ Елене Мигуновой и Наталье Рубинштейн, и они еще раз самым скрупулезным образом проверяют текст на соответствие научным данным. Так что книги нашей энциклопедии, при всей своей легкости и игривости, - результат большого коллективного труда.

– То есть веселье – весельем, а требование научности – неотменимо?

– Только так.

– Это очень важно. Хотя как раз это не является главным отличием вашей энциклопедии, но зато вписывает ее в ряд качественных естественнонаучных книг. А вот что является действительным отличием, на мой взгляд, так это прием рассказа от первого лица. Мы с таким приемам встречались в художественных произведениях, а в научно-популярных… Ну разве что в текстах радиопередачи «КОАПП» советского времени. Это, мне кажется, хорошо работающий прием: ребенок открывает книгу – и с ее страниц к нему обращается животное, беседует с ним, рассказывает о себе. Подросток знает, что рассказывать о себе не так-то просто. И что рассказывают тому, кому доверяют. То есть это как бы сразу особым образом отмечает читателя. Кроме того, о себе рассказывают что-то такое, что помогает выстроить отношения. Поэтому, мне кажется, это прием с далеко идущими последствиями. Вы ведь хотите, чтобы дети «повернулись лицом к живому»? Чтобы они думали о животных «брат мой лев, брат мой волк»? Чтобы от удивления перешли к восхищению, а от восхищения – к уважению по отношению ко всему живому?

– Конечно! Я хочу, чтобы наши книги помогли детям понять, чем и как мы связаны с животным миром. Понять, что мы его часть. Понять, что такое живое существо. Мне кажется, что познание живой природы делает людей чуть-чуть добрее. Я сам очень люблю животных, люблю про них читать, смотреть документальные фильмы, наблюдать за ними. И очень хочу, чтобы мою любовь разделило как можно больше людей, маленьких и больших. Чтобы мир, благодаря нашим книжкам, стал добрее, веселее и умнее. Чтобы в сердце каждого читателя попало маленькое семечко «тяги к познанию мира». И, кто знает, может когда-нибудь это семечко даст росток и из него вырастет любовь к миру животных, которую человек пронесет по жизни.

Беседу вела Марина Аромштам

___________________________

Другие книги серии

1 обложки серии книг о животных

Понравилось! 16
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.