Иллюстрация, комикс и компьютерная игра варятся в одном котле... И что же мы «едим»?
23 апреля 2012 2333

Классик отечественной книжной иллюстрации Борис Диодоров в своем интервью посетовал, что компьютер вытравливает мастерство художника: новые художники не владеют классической техникой. Однако уже полтора века назад подобные обвинения раздавались в адрес импрессионистов, кубистов, экспрессионистов и других «новых» художников. Является ли произведения, которые современные художники создают с помощью компьютерных технологий, «абсолютным злом»? И как изменяются наши представления о книжной графике?
«Папмамбук» обратился с этими вопросами к Виктору Меламеду, преподавателю Британской школы дизайна – и художнику, использующему в своей работе компьютер.

Виктор Меламед

– Виктор, многие молодые художники-иллюстраторы сегодня перестают использовать такие традиционные инструменты, как кисть и карандаш, и делают свою работу на компьютере. Насколько я знаю, ты уже давно работаешь именно так. Однако некоторые представители старшего поколения расценивают это как «измену» профессии. Видишь ли ты здесь какую-то проблему?
– Я большую часть жизни проработал за компьютером, и для меня это просто быстрая замена традиционным техникам, профессиональный инструмент, позволяющий за полчаса сделать качественную картинку. Но я, в принципе, могу и на бумаге примерно все то же сделать. Другое дело, что для начинающего художника графический софт – это куча искушений, очень опасных.
– То есть для тебя компьютер – это что-то вроде «конвейера»?
– Не только. Это еще огромное количество новых возможностей. И мне кажется, что сейчас количество наконец перешло в качество. Появились электронные книги – общая территория компьютерной иллюстрации, анимации и Интернета. Интерактивные возможности, которые осваивались все это время в Интернете, теперь появляются в книгах – можно управлять персонажем на иллюстрации, это же здорово!
Рисунок Виктора Меламеда

– Но ведь получается, что стирается грань между книгой и компьютерной игрой?
– Я считаю, что когда грани стираются, это очень хорошо. И эти новые возможности никуда не денутся, но если мы их не освоим, то это сделает кто-нибудь, кто хуже нас понимает, что и зачем делает.
– Меня очень настораживает, что интерактивность начинает превалировать.
– Почему же она превалирует? Она просто ставит новые вызовы, которые, в свою очередь, влияют на книгу.
– Но иллюстрация ведь не может существовать сама по себе?
– Еще как может. Журнальная иллюстрация часто делается теми же людьми, которые потом рисуют для детских книжек. И методы свои они выращивают просто из более широкого контекста, который включает в себя и игры, и виниловые игрушки, и современное детское телевидение, и Интернет, и все, что хотите. А если вернуться к компьютерам, айпэдам и электронным книгам, то станет очевидно, что границы объективно стираются. Невозможно уже разделить: здесь иллюстрация, а тут – анимация, это игра, а это уже книга. В один котел вбрасывается культура иллюстрации, культура комикса и интерактивного искусства. Добавляются технологии, каждая из которых несет в себе груз новых идей, новых решений и новых сложностей. И вся эта смесь непосредственно включается в детскую электронную книгу.
Рисунок Виктора Меламеда

– А что это такое, интерактивное искусство? Когда открываешь разворот, а там по странице идут утки? А пока читал, утки уже ушли...
– Много всего можно сделать, о том и речь, что мы даже не знаем, что. Сейчас уже можно, например, потрясти айпэд, а на картинке бабушка в кресле-качалке начнет сильнее раскачиваться, или листья с дерева опадать начнут. Вносится элемент активного общения с книгой, ребенок получает ответ на то, что делает. А перед этим дети вообще не могут устоять.
У меня есть любимый проект японский, очень красивый. Обычная детская книжка с картинками, из толстого картона, квадратная, как деревяшка. Открываешь, а там в середине вырезана ниша по форме айфона. Кладешь в нее айфон со специальным приложением. И папин или мамин телефон превращается в неотъемлемую часть сказки. Мышка, котик и птичка едут в купе, а айфон – это окно, за которым меняются пейзажи, и мы видим, что персонажи действительно едут. Переворачиваешь страницу, и они уже в батискафе плывут, а за иллюминатором плавают рыбы, водоросли растут. Книжка за счет этого оживает, становится более убедительной, в ней появляется чудо.
Каждая новая техника делает работу художника более удобной и более доступной, в том числе открывает дорогу в изобразительное искусство новым людям, часто приходящим из других профессий и мыслящих не так, как принято.
С другой стороны, каждая техника несет с собой и какие-то ограничения, которые потом кому-то приходится преодолевать с помощью новых идей. Это и называется прогрессом. Он ни хороший, ни плохой, просто появляются новые вещи, и старые вещи вынуждены меняться.

Подготовили Соломон Шлосман и Марина Александровская

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.