«Сейчас отличное время для читателя-ребенка!»
10 декабря 2015 2741 Read in English

За последние 10-15 лет в России появилось значительное количество книг, в том числе и детских, переведенных с других языков. Отношение к этому факту было самое разное – от восторженного до полного неприятия. Но насколько российские читатели оригинальны в своем отношении к переводной литературе? Как относятся к этому в других странах, например в Великобритании? На этот и другие вопросы «Папмамбуку» ответил Адам Фрейненхайм, руководитель небольшого английского издательства «Pushkin Press», Книги для детей, выходящие в издательстве «Pushkin Press», пользуются популярностью у читателей и признанием у специалистов. Например, в 2014 году перевод книги исландского писателя Андри Снайр Магнасона «История голубой планеты» (The Story of the Blue Planet) получил английскую награду UKLA (United Kingdom Literacy Association). Эта премия присуждается учителями, и они впервые наградили переводную книгу. А недавно изданный перевод книги Томико Инуи «Секрет голубого стаканчика» (The Secret of the Blue Glass) вошел в шорт-лист премии CLIP Carnegie Medal. Медаль Карнеги – это старейшая и самая престижная английская награда за детскую книгу, ежегодно присуждаемая детскими библиотекарями. которое специализируется именно на переводных книгах. Адам возглавил издательство в 2012 году, и одним из его нововведений стало создание отдела переводной детской литературы.

Обложки детских книг издательства «Pushkin Press»

– Адам, готовясь к нашему разговору, я нашла в печати такие статистические данные: переводные книги в Англии составляют всего 3% от общего объема рынка. Насколько это верно, на ваш взгляд?

– Я не уверен, что это точные данные. Я слышал, что общая цифра переводных книг выросла где-то до 4-5%. Но что касается детских книг, то это примерно 1%.

– Что же побудило вас создать детский отдел в издательстве «Pushkin Press»? Может быть, вы надеетесь, что с вашей помощью интерес читателей к переводной литературе будет расти?

– Мы объявили о создании детского отдела в 2012 году, когда я стал новым директором компании, и первые книги вышли уже в 2013 году.

Помимо того, что я издатель, который очень заинтересован в переводной литературе, я еще и родитель – у меня трое детей, и я не мог не заметить, как мало детских книг сейчас переводится. Я создал это подразделение именно для того, чтобы заполнить нишу переводной детской литературы – переводить детскую классику и современную детскую литературу со всего мира. Мы переводим и издаем иностранные книги, которые либо еще не были опубликованы, либо давно не переиздавались.

Что касается читательского интереса, то мне кажется, что, в конечном счете, люди заинтересованы в хороших книгах, хороших историях и интересных авторах, а откуда эти истории и авторы, для большинства читателей не так важно. И вообще, мне кажется это важным в культурном смысле: я думаю, что чтение книг, написанных представителями других культур, расширяет наш кругозор.

– Как вы думаете, существуют ли особенности детского чтения, связанные с принадлежностью к социальным стратам? К примеру, дети, относящие себя к интеллектуалам, читают то-то. А дети в массе своей читают другое.

– Я не уверен, что какие-то дети относят себя к интеллектуалам. Но, конечно, круг чтения детей из более образованных семей, будет более широким. В определенной степени, чем шире кругозор родителей, тем шире и кругозор ребенка. Но библиотекари – особенно в школах – могут оказывать огромное влияние на детей, особенно если в библиотеках есть наши книги.

– Я слышала объяснение, что в Англии и Америке переводные книги не очень популярны из-за отсутствия правильной рекламы. То есть читатели зачастую не знают об этих книгах, а потому и не покупают их. Вы согласны с этим?

– Нет. Все сильно зависит от издателя и от самой книги. Некоторые переводные произведения у нас очень известны. Например, у взрослых пользуются популярностью «Читалка» Поля Фурнеля или трилогия «Миллениум» Стига Ларссона. А из детской литературы международным бестселлером стали книги немецкой писательницы Корнелии Функе. Но, возможно, это исключение, подтверждающее правило.

– В России очень много переводят с английского. А в Англии с какого языка переводят чаще всего?

– У нас вообще издается мало детских книг. Поэтому я не думаю, что у нас есть какая-то доминирующая, в этом смысле, культура. Мы издаем книги, переведенные с немецкого, французского, итальянского, японского, испанского, датского, баскского, исландского, шведского, нидерландского, русского… Возможно, я упустил язык или два. Я думаю, что в России сфокусированность на английской, американской и скандинавской литературе частично объясняется тем, что именно в этих странах существуют давние традиции детской литературы.

– Какие иностранные детские писатели популярны сейчас в Великобритании?

– Кроме книг Корнелии Функе, которые являются абсолютными бестселлерами, у нас сейчас лучше всего продается книга «Письмо королю» датского писателя Тонке Драхта и ее продолжение «Секреты дикого леса» («Secrets of the Wild Wood»). Еще мы издали новые переводы чудесных работ Эриха Кестнера, включая его книгу «Проделки близнецов».

Секреты дикого леса-обложка Письма королю-обложкаПроделки близнецов-обложка 

– А книги современных детских российских писателей в вашем издательстве выходили?

– Мы перевели «Котлантиду» Анны Старобинец. Эту книгу мне предложил переводчик, и я сразу в нее влюбился. Пока трудно сказать, насколько успешной будет ее судьба: она вышла всего полтора месяца назад. Но первые отзывы о книге хорошие.

                                Котлантида-обложка

– Каким русским книгам британцы отдают предпочтение – классике XIX века, произведениям советских писателей или современным авторам?

– Предпочтение, вне всякого сомнения, отдается классике XIX века – Толстому, Достоевскому, Чехову. А Гроссман и Булгаков сейчас, пожалуй, самые популярные советские писатели в Великобритании. Но вообще создается впечатление, что у наших читателей до сих пор вызывает очень большой интерес практически вся литература на русском языке, написанная где-то с 1850-го по 1950 год. Это подтверждает относительная популярность недавних переводов Гайто Газданова и Тэффи.

Но любимый русский писатель британцев, с моей точки зрения, – Лев Толстой, особенно его роман «Анна Каренина». Наверное, потому что это история о любви, пусть и обреченной любви. Посмотрите, сколько было сделано экранизаций.

– Расскажите, пожалуйста, о книгах серии «Save the Story» («Сохрани историю»). Это адаптированные классические тексты?

– Да, в этой серии выходят пересказы «взрослой» классики для детей, переведенные с итальянского, иврита и других языков, хотя некоторые изначально написаны по-английски. На мой взгляд, это чудесные книги с отличными цветными иллюстрациями. Они подойдут для чтения с ребенком лет восьми или для самостоятельного чтения детям 9–10 лет.

           Преступление и наказание-обложка  Нос-обложка

– А что вы сами читали в детстве?

– В основном американскую классику: Лору Инглз Уайлдер (самые известные ее книги – «Домик в прерии» и «Маленький домик в больших лесах», последняя вышла на русском в издательстве «Розовый жираф». – М.Б.), Мориса Сендака, Шела Силверстейна, Элвина Брукса Уайта. Я очень любил, да и сейчас люблю «Паутинку Шарлотты». Я буквально впитал в себя «Хроники Нарнии» и книги Ллойда (Александер Ллойд – американский фантаст, работал в жанре детского фэнтези. – М.Б.). Но я стал много читать только в возрасте 11–12 лет и, возможно, слишком быстро перешел на «взрослые» книги. Думаю, что сегодняшним детям очень повезло в плане выбора. Сейчас столько книг на рынке, отличное время для читателя-ребенка!

– Что для вас значит «хорошая детская книга»?

– Оригинальность, сильный авторский голос, хорошая история. Я всегда ищу что-нибудь необычное – возможно, поэтому наши книги выделяются на общем рынке.

Беседу вела Мария Бостон

Понравилось! 10
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.