Когда кончаются сны
26 октября 2015 2170

Долго не могла себя заставить сесть и написать отзыв о книгах Керстин Гир «Зильбер. Первый дневник сновидений» и «Зильбер. Второй дневник сновидений», слонялась из угла в угол и наконец-то поняла. Мешает то, что я не могу до конца разобраться в своих ощущениях от книги. Только в одном я уверена на все сто процентов и готова с кем угодно спорить на шоколадку, что мальчишки эту книгу точно читать не будут. Это типично девчачья история. Та, которая начинается с мультфильмов про волшебниц Винкс, ангелов и демонов, по которым страдает моя младшая сестра.

С одной стороны, в книге достаточно многообещающий сюжет. Группа подростков проводит ритуал по освобождению какого-то загадочного демона, которого никто на протяжении двух книг в глаза не видит, и есть ли этот демон на самом деле или смысл ритуала заключался в чем-то другом, еще большой вопрос. Но в результате проведенного ритуала сбываются загаданные желания, и у ребят появляется возможность входить во время сна в сны других людей. Но одна из участниц группы, Анабель, нарушает правила, и для завершения ритуала требуется новая девушка. Ею становится главная героиня книги Лив (Оливия) Зильберт. Врожденное любопытство не дает ей остаться в стороне от этой истории. Она включается в игру и тоже получает возможность входить в сны других. Но начав путешествие по чужим снам, ребята не могут остановиться, и игра перестает быть игрой. Они проникают в сны других, чтобы узнать их тайны и секреты. В конце концов один из героев, Артур, засыпает только для того, чтобы во сне убить младшую сестру Лив, Мию, заставив ее ходить во сне и совершать опасные для жизни поступки.

Я проглотила эти книги за неделю, мне было интересно, чем закончится эта история.

С другой стороны, после прочтения остался какой-то неприятный осадок. То ли все дело в том, что психобольных здесь очень уж много. Сходит с ума Анабель, которая начала эту игру. Сходит с ума ее парень Артур… Но, как говорил почтальон Печкин: «Это только гриппом все вместе болеют, а с ума поодиночке сходят». А может, дело в том, что эта история рассказана от имени главной героини, Лив Зильбер, и когда читаешь книгу, ее голос постоянно звучит у тебя в голове. По сути ты видишь эту историю глазами Лив. «За кадром» постоянно звучит ее внутренний монолог. Больше всего раздражает, что он звучит даже тогда, когда Лив спит. И от этого тоже постепенно начинаешь сходить с ума, следом за Анабель и Артуром. Нельзя же постоянно находиться в голове другого человека. И при этом Керстин Гир очень точно передает речь подростка, что утомляет. Да, между собой мы говорим так, как говорит и думает Лив Зильбер. Но не все же время!

Лив постоянно находится во внутреннем напряжении, постоянно ведет диалог сама с собой. Конечно, у нее есть поводы для беспокойства: новая страна- Англия, старый свет, куда Лив переезжает следом за мамой из Америки, новая школа, и муж у мамы тоже новый, сводные брат и сестра, с которыми тоже нужно налаживать отношения. Но создается впечатление, что ребята затеяли эту игру с прогулками по снам для того, чтобы просто сбежать от реальности. Они перенесли свою реальность туда, где они могут силой своей фантазии превращаться во что угодно и в кого угодно. Даже со своим парнем, Генри, Лив встречается большей частью во снах, так как в реальной жизни с реальным человеком все гораздо сложнее.

Но в эту игру вовлекается и читатель. Вот откуда возникает чувство внутреннего сопротивления, когда читаешь эту книжку. Я хочу встречаться со своими друзьями в реальном мире, а не в снах, хочу решать свои проблемы тоже в реальном мире, а не прятаться от них под одеялом. И потом, хождение по снам других людей напоминает банальное подсматривание. Разве подглядывать чужие сны лучше, чем рыться в чужой сумке? Я в такие игры играть не хочу. То, что делают герои этой книги, не нормально. И похоже, что проблемы с психикой есть в этой книге не только у «официально» объявленных сумасшедшими. Не случайно мы ничего не знаем об одноклассниках и учителях Лив. Просто они ее не интересуют. Она живет во снах.

Примечательно, что история с Мией, сестрой Лив, заканчивается как раз в реальности. Пока Лив пытается спасти Мию во сне, превращаясь в кого только можно и меряясь с Артуром силой фантазии, Грейсон, сводный брат Лив и Мии, проникает в дом Артура, где просто-напросто ломает спящему нос. Артур просыпается и уже не может причинить Мии никакого вреда. Против лома нет приема. И здесь я с Керстин Гир согласна. Реальную проблему можно решить только реальными методами. Жаль только, что автор не ставит на этом жирную позитивную точку.

И еще мне кажется, что история эта сильно затянута. Для приключенческой истории не хватает динамики сюжета, в книге есть провалы, места, где ничего не происходит. Герои бродят по снам, вроде бы там кто-то за кем-то крадется по пятам, но никто так и не появляется. Если это история про первую любовь, или про то, как дети из разных семей пытаются ужиться вместе в одном доме, после того как их родители вдруг решили пожениться, то и эти истории развиваются как-то вяло, урывками, между снами. Такое ощущение, что читатель тоже периодически впадает в спячку вместе с героями книги.

А вот что мне точно понравилось в этой книге, так это перевод.

Наверняка немецкие дети не поют под Новый год «В лесу родилась ёлочка» и не знают считалку «Вышел немец из тумана». Это, безусловно, находки переводчика, которые вызывают улыбку. Благодаря этому книга становится роднее и ближе. Спасибо переводчику.

Ксения Барышева, 11 лет

____________________________

Еще о книгах Керстин Гир «Зильбер. Первый Дневник Сновидений» и «Зильбер. Второй Дневник Сновидений» рассказали:
Мария Дорофеева в статье «Через времена и сны» 
Александра Кукулина в статье «Путеводитель по коридорам снов» 

Понравилось! 16
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.