«Любой отбор субъективен, но мы не стесняемся нашей субъективности»
14 октября 2015 3495

Ежегодно московская библиотека имени Аркадия Гайдара выпускает каталог «100 лучших новых книг для детей и подростков». Этот каталог выходит уже больше семи лет и является важнейшим ориентиром для библиотекарей и педагогов при выборе детских и подростковых книг.
Главный библиотекарь московской библиотеки имени Гайдара Татьяна Рудишина рассказала «Папмамбуку» о том, как появился каталог, как отбираются для него книги, а также о детском конкурсе «Вдумчивый читатель», который в шестой раз проводится по книгам из каталога.

Татьяна Валерьевна, расскажите, когда и как появилась идея выпускать каталог «100 лучших новых книг для детей и подростков»?

‒ Родилась эта идея в марте 2007 года. С ней пришла к нам Ирина Балахонова – директор издательства «Самокат». Третьим партнером стал издательский центр «Гран-Фаир». И уже через три месяца каталог был представлен на традиционной Крымской конференции библиотекарей. В дальнейшем мы не стали отступать от этих сроков: с марта по март собираем урожай книг, два месяца сортируем и выбираем, потом два месяца пишем аннотации, и выставляем новый каталог непременно к главному российскому форуму библиотек, к Крымской конференции. Но реальная работа с каталогом начинается в сентябре, когда библиотеки комплектуют книги.

Изначально каталог был задуман как инструмент для комплектования библиотек, но он оказался настолько востребованным и родителями – это мы наблюдаем у себя в библиотеке постоянно, и специалистами, что мы поняли, что создали нечто большее, чем просто инструмент для комплектования. Не случайно не только в нашей стране, а скорее всего, это мировая тенденция, у взрослых людей сохраняется устойчивый интерес к детской литературе и литературе для подростков. Потому что в детской литературе есть что-то такое настоящее, что держит человека на плаву.

Как изменялся ассортимент каталога за время его издания?

‒ Каталог ‒ это живой организм, собственно, как и книжный рынок. Каждый раз что-то меняется. В первых каталогах было больше зарубежной литературы, больше энциклопедий. Потом в нем стали появляться новые издательства. В последнем каталоге у нас серьезный раздел познавательной литературы. Сейчас уже можно говорить о неких трендах, о том, что пользуется успехом, а что «не пошло», что проявилось, что появилось нового. Наша задача ‒ по возможности отражать реальное положение в книгоиздании.

Рубрики каталога меняются. Они складываются вокруг отобранных книг. Например, в новом каталоге очень много познавательной литературы, сейчас настал ее звездный час, и у нас впервые за все эти годы сложилась научно-познавательная рубрика.

Познавательные книги

Когда-нибудь исследователи детских книг будут, в том числе, и по нашим каталогам анализировать процессы, которые шли в нулевых и десятых годах нового века на книжном рынке. Потому что стоит перелистать каталоги – и все тенденции, все изменения детского книгоиздания становится понятными.

Как вы считаете, на какую аудиторию рассчитаны книги, которые входят в каталог? Это «среднестатистические» или особо читающие дети и родители?

– Трудно сказать. Что бы мы ни говорили, каталог все-таки больше рассчитан на взрослого человека, который будет заниматься комплектованием библиотеки и которого может заинтересовать мнение специалистов «Гайдаровки» по поводу прошедшего книжного года. Мы пытаемся включать в каталог и вещи попроще, и более изысканные; книги, вышедшие большим тиражом в известных издательствах, и книги, выпущенные небольшими издательствами небольшим тиражом, иногда достаточно дорогие. Потому что хорошо иллюстрированная книга – это здорово! Пусть в читальном зале региональной библиотеки будет хотя бы одна такая книжка.

Нужно учесть, что мы, составители, тоже все разные. Конечно, как бы мы ни пытались быть объективны, у каждого из нас есть в голове свой придуманный образ читателя. И каталог – отражение нашей «средней температуры по больнице».

Татьяна Валерьевна, а нет ли у вас ощущения, что каких-то книг, каких-то тем в каталоге не хватает?

– Да, конечно, в каталоге многого не хватает. Например, мы почти отсекли книги для детей до пяти лет, хотя на самом деле их очень много издается, и для самых-самых маленьких, и для детей постарше. Но, наверное, для малышей должна быть какая-то отдельная история. Потому что в каталоге мы зажаты форматом этого самого числа «100».

В каталоге мало переизданий. Да, вообще их очень много, это уже устойчивая, проверенная дорога для книгоиздателей. Но нам хочется в первую очередь рассказать о действительно новых книгах. В последние десять лет благодаря конкурсу «Книгуру», премиям имени Михалкова и «Крапивинке» появилось много авторов, пишущих произведения для подростков, и, что главное, их книги изданы. И на этом фоне для начальной школы нового мало. А хорошего нового еще меньше. То есть младший школьник, мне показалось, выпал из современного литературного процесса.

Что, на ваш взгляд, сложнее: найти сто хороших книг среди всяких или, наоборот, отобрать из хороших книг сотню?

– Первые годы было трудно набрать сто хороших книг. Сейчас уже сложнее выбрать. Конечно, какие-то хорошие вещи в каталог просто не попадают. Иногда я вижу какое-то издание и думаю, что оно обязательно должно быть в библиотеке. Но в каталог эта книга может не попасть ‒ просто не поместится. Конечно, мы стараемся вставить в каталог больше, чем сто книг. У нас очень часто под одним номером идет сразу целая серия. Например, серия «Для тех, кому за 10», выходящая в «Самокате», ‒ та, которая начиналась в издательстве «ЖУК». «ЖУК» улетел, но «Самокат» остался, и серия переместилась туда.

В каталоге обычно не много стихов. Меняется ли соотношение стихов и прозы?

– Мы с упорством, которое, может быть, достойно лучшего применения, обязательно включаем в каталог стихи. Из года в год первой ставим рубрику «Поэзия», отдавая себе отчет, что поэзия – не самое популярное чтение, но на то мы и рекомендательный каталог. Потому что без хороших стихов просто не может быть нормального читательского взросления. Стихов, собственно, и издается-то не много. Сейчас даже прекрасные издательства, печатающие стихи, не то чтобы сворачивают свою программу, но стараются рисковать меньше. И часто вместо кого-нибудь совсем нового они переиздают известных поэтов, чьи стихи мы знаем и очень любим. И тираж наверняка будет раскуплен. Но совсем нового и при этом качественного в поэзии очень мало выходит.

Кстати, самая первая книжка в новом каталоге – двухтомник Алана Милна. Выход двухтомника прошел почти незамеченным, а мы, каталогом в том числе, обращаем на него внимание, ведь на самом деле это событие для растущего читателя. Знаете ли вы, что Алан Милн писал прекрасные стихи для детей? Переведены на русский лишь немногие из них. И в прошлом году блестящий поэт и переводчик Марина Бородицкая впервые в своей жизни выступила как редактор и составитель, собрала команду для перевода стихов Алана Милна, а издательство «АСТ» не поскупилось и купило оригинальный макет. Переводчикам нужно было вместить русский текст в тот же самый оригинальный ритм, а это сложно – английский язык более лаконичен, слова в нем короче, фразы более сжаты. Но получилось, и хорошо получилось! Первый том переводов называется «Когда мы были еще маленькие», второй – «А теперь нам шесть».

В новом каталоге на первой странице ‒ книга стихов Александра Коняшова.

– Мы действительно любим его стихи. Но это еще и наша дань памяти поэту, а сама книга – мемориальное издание. Мы уже не увидим новых стихов Александра Коняшова, а для кого-то эта книга станет запоздалым открытием.

Поэзия

А какое в каталоге примерное соотношение отечественных и переводных книг?

‒ Когда составляется каталог, мы арифметикой, конечно, не занимаемся. Если книга качественная, если без нее нельзя обойтись, то она попадет в «100 лучших книг». Но в последних каталогах стала заметно преобладать отечественная литература. Потому что в последние десять лет детская литература в нашей стране бурно развивается, и это находит отражение в каталоге.

Татьяна Валерьевна, по вашим наблюдениям, о каких книгах дети охотнее пишут отзывы на конкурс «Вдумчивый читатель»?

– Напомню, что суть этого конкурса не в том, чтобы написать отзыв вообще, а в том, чтобы написать отзыв именно по книге из последнего каталога, свободного выбора здесь нет. Что библиотеки нашли, что закупили – по тем книгам и пишутся конкурсные работы. Одной из причин возникновения конкурса было желание привлечь внимание библиотек к новинкам и доказать, хотя бы самим себе, что можно работать быстро и оперативно: вот книга издана – и вот мы уже отреагировали. Так что проще сказать, какие отзывы ярче и лучше получаются, – по проблемным книжкам, по тем, в которых раскрывается личность человека.

И могу буквально по пальцам пересчитать хорошие отзывы по стихам за все эти годы. Потому что это действительно трудно. Более того, скажу, что у нас даже библиотекари боятся писать аннотации на стихи. Стихи читаются меньше всего, и работ по ним пишется меньше всего. Хотя и здесь были свои веселые истории.

Однажды мы получили даже не отрицательный, а просто разгромный отзыв одной девочки на «Генералов» Гиваргизова: «Какой-то хулиган, разве так можно!..» – в отзыве прослеживалось негодование даже не родителей, а скорее всего бабушки с дедушкой. При этом отзыв был написан интересно. «Ну, – думаю, – девочка, конечно, ты у нас не будешь победителем, но в финал мы тебя пригласим, познакомим с Гиваргизовым». А церемония награждения – это довольно интересное интеллектуальное шоу, где авторы встречаются с теми, кто их читает и рецензирует. Девочка пришла, увидела и услышала Гиваргизова и потом, когда все кончилось, они отошли в сторону и долго-долго о чем-то говорили, и Артур что-то ей читал. Стало понятно, что хотя бы для одного человека мы сделали правильное дело. Ребенок понял, что бывает иной язык, в том числе и общения. Не поэтический язык, а просто иной язык.

Кстати, вот почему в нашем каталоге очень много книг с «трудными» иллюстрациями, «условными». Тот, кто вырос на реалистической живописи, на реалистических иллюстрациях, глядя на такие иллюстрации, считает, что художники теперь не умеют рисовать. И с поэтическим языком то же самое. Он тоже бывает очень разным.

Так что, конечно, самыми интересными отзывами для нас бывают те, которые пишутся на книжки сложные, проблемные и где раскрывается личность. Например, когда одна девочка прочла «Маленькую торговку спичками из Кабула», выяснилось, что она вообще впервые задумалась о том, что, оказывается, люди-то в мире и так тоже живут, это тоже реальность.

Когда вы выбираете книги для каталога, думаете ли вы о возможных отзывах участников конкурса?

– Нет-нет, когда делается каталог, мы не думаем о конкурсе. Каталог – это одно, а конкурс – это совсем другая, совершенно отдельная история.

Конечно, любой отбор субъективен, но мы не стесняемся нашей субъективности. С нашей точки зрения, в каталог попадают лучшие книги, а вот отзывы и рецензии на них подчас бывают отрицательными. Потому что никому не дано предугадать, как в голове читателя та или иная книжка отзовется. И мы этого не боимся. Да, мы разные, читаем по-разному и отзываемся тоже по-разному.

Отзывы мы обязательно отправляем авторам и издателям. И думаем, что хорошо бы сделать из детских отзывов отдельную книжечку. Потому что среди них бывают такие перлы, такие откровения, какие ни одному критику даже не снились.

Беседу вела Алёна Васнецова
Фото Галины Соловьёвой

____________________________________

Полистать каталог «100 лучших новых книг для детей и подростков»

Понравилось! 21
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.