Школа начинается с повторения
3 апреля 2012 2480

Долгожданное событие: книгой «Кто?» петербургский «Детгиз» открыл серию книг А. Введенского, маленькое его собрание произведений для детей. Книга эта составлена одним из главных специалистом по «детскому» Введенскому В.И. Глоцером, Так что за отбор текстов можно поручиться.
К сожалению, Владимир Иосифович не дожил до выхода этого избранного, а то бы, уверен, порадовался, как мы все, и качеству самого издания, и превосходным иллюстрациям Юлии Богатовой, талантливой художницы, умеющей точно понять и по-своему воплотить «стиль» и «дух» автора.

А «стиль и «дух» у него действительно были свои, не заемные. Потому что, как отметил В. Глоцер в предисловии к книге, «Александр Иванович знал, что думают, о чем мечтают мальчики и девочки, что они любят делать, и кем хотят вырасти, даже что им снится, когда они спят». А также потому, что «он был поэтом. И знал все, что может знать только настоящий поэт».Александр Введенский

Александр Иванович Введенский (1904 – 1941) был самым плодовитым автором популярных детских журналов «Еж» и «Чиж». Введенский входил в группу поэтов-обэриутов, ориентировавшихся, в частности, на творчество В. Хлебникова и уделявших большое внимание звуку и ритму стиха. Как известно, это их пристрастие было замечено С. Маршаком, который ввел обэриутов в детскую литературу. И пока взрослое творчество обэриутов подвергалось гонениям со стороны официозной критики (а мы знаем, чем в 30 е годы такие гонения кончались), их стихи и проза для детей прокладывали одну из главных дорог всей последующей детской литературе.

Летом 1925 года произошла знаменательная встреча Александра Ивановича Введенского и Даниила Ивановича Ювачева, положившая начало их дружбе и совместной работе. Позднее Д.И. Ювачев, вошедший в литературу под именем Даниила Хармса, записал в дневнике: «Учителями своими считаю Введенского, Хлебникова и Маршака». Эксцентрик в жизни, Хармс превратил детскую литературу в цирковое представление, где работа со словом приравнялась к виртуозной эквилибристике, а то и к хождению по канату без какой-либо страховки.

Школа начинается с повторения. Множественностью повторений, тщательной разработкой абсурдных и парадоксальных тем, существовавших в детском фольклоре – перевоплощений, перевертышей, загадок, путаниц, всевозможных видов словотворчества, – поэты-обэриуты утвердили школу детской интеллектуальной поэзии, в которой звуковые и ритмические игры рассчитаны на сотворчество и развитие мышления.

На фоне парадоксального Хармса стихи Введенского для детей выглядят не менее новаторски.

Отличный выученик маршаковской школы, он прибавил к уже опробованным поэтическим ходам оригинальную ритмику и какую-то неведомую до тех пор магию детских заклинаний, основанную на повторе звуков и слов. Это может быть закличка («Дождик»), или звукоподражание («Песенка про лошадку»), или, действительно, чуть ли не магические формулы «заклятия» сном («Колыбельная»). В знаменитой «Песне машиниста» это видно, а особенно «слышно» весьма явственно:

Спят ли волки?1 Иллюстрация Юлии Богатовой к книге Александра Введенского «Кто»
Спят. Спят,
Спят ли пчелки?
Спят. Спят,
Спят синички?
Спят. Спят.
А лисички?
Спят. Спят.
А тюлени?
Спят. Спят.
А олени?
Спят. Спят.
А все дети?
Спят. Спят.
Все на свете?
Спят. Спят.
Только я и паровоз,
Мы не спим,
Мы не спим.
И летит до самых звезд
К небу дым,
К небу дым.

Даже в сюжетных стихах фольклорные повторы и зачины превращают каждую историю в песенку – что-то грустное или жизнерадостное бубнится под нос, становится необходимым поэтическим жестом, сопутствующим игре и превращающим все в игру. И прежде всего – само чтение.

Александр Введенский придумал своего рода детский поэтический примитив, сведя до минимума поэтические средства, несколькими штрихами рисуя привлекательную, а то и загадочную картинку. Неспроста многие стихи Введенского печатаются как тексты к раскраскам – поэт призывает к сотворчеству. Чем сегодня нам так дорог и так важен. Как замечает исследовательница творчества А. Введенского Л.В. Зубова, поэт «учит детей языку. А родителей учит читать стихи тем способом ритмического членения текста, который для детей очевиден».

В книге «Кто?» представлены и несколько прозаических произведений для детей – но и эти тексты с вставными стихами ближе, скорее, к детской поэзии. Открытие и прочтение заново детской прозы А. Введенского – в следующих книгах «Детгиза».

Михаил Яснов

Иллюстрация Юлии Богатовой к книге Александра Введенского «Кто»

Понравилось! 2
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.