«Чем больше новых книг, тем больше у ребенка возможностей для развития»
27 августа 2015 3508

Слово «библиотерапия» вряд ли можно считать термином. Скорее, это метафора: мол, книга лечит. Книга может «лечить» так же, как, к примеру, картина или реальный пейзаж. Или как горшочек с живыми цветами на окне. Как все, чем утешается человек в минуты душевной невзгоды. Но в инклюзивном детском саду центра «Наш дом» книги действительно помогают детям преодолевать самые разные и довольно сложные проблемы.
В 2014‒2015 учебном году некоторые издательства пожертвовали «Нашему дому» книги для чтения с детьми и коррекционной работы. О том, как эти книги «работают», как помогают детям, рассказывает логопед Оксана Чистякова. Этот опыт может оказаться полезным для любого взрослого, читающего ребенку. Он лишний раз подчеркивает: чтение – процесс индивидуальный, и только в таком качестве он и важен.

В наш центр ходят самые разные дети. Может, вы удивитесь, но у нас даже существует очередь из так называемых «детей нормы». Что-то, видимо, привлекает родителей в том, как устроен наш детский сад и как мы занимаемся с детьми.

Естественно, для детей с особенностями в развитии у нас, кроме групповых занятий, существуют еще и занятия индивидуальные. Такие занятия проводят специалисты – психологи и дефектологи. И в структуру занятий, как правило, непременно входит общение с книгой. Для некоторых детей это совсем не просто. У них либо нет опыта такого общения, либо этот опыт отрицательный. Ко мне на занятия, например, ходит четырехлетний мальчик О. Он практически не говорит. И это не специфически речевая проблема. Это проблема с общением. Конечно, следствием неразвитой способности общаться оказывается и интеллектуальная задержка. Когда мама первый раз привела О. ко мне на занятие, она сказала: «Только я хочу вас предупредить: не показывайте ему книжки. Он их не понимает. Он сильно раздражается, когда ему предлагают почитать. Даже вид книжки может вызвать у него сильную агрессию».

Я понимаю, откуда у ребенка такая реакция. Родители ведь не всегда сразу смиряются с тем, что им приходится воспитывать особого ребенка. Они гонят от себя такие мысли и стараются вести себя так, как делают все остальные. Они знают, что читать хорошо. И навязывают ребенку это занятие. Что-то такое начинают ему читать, чего он не понимает. Вообще это занятие – чтение – в той форме, которую предлагает мама, оказывается для него непосильным.

Естественно, он протестует. Ему и так сложно жить. А мама «обобщает» их совместный опыт неправильно: «Он не любит, когда ему читают!» Может ведь не любить? Может. Иногда требуется время, чтобы такая «нелюбовь» нашла реальное объяснение.

Но я-то знаю, что книги для детей совершенно необходимы. И надо придумать, как сделать общение с книгой не отталкивающим и востребованным для проблемного ребенка.

Эрик Карл «Кто там впереди?»
Книжка Эрика Карла «Кто там, впереди?» была первой, которую я решилась предложить О. Тут было очень важно мальчика не напугать.

Я сказала: сейчас я тебе кое-что покажу. Не бойся: мы не будем читать. Мы с тобой только посмотрим, что это такое. И он согласился: ну, давай посмотрим – если не читать.

Так ведь я и не читала. Я ему показываю мишку: вот мишка, видишь? А кто там впереди? Хочешь открыть окошко? Открой, если хочешь.

Естественно, О. захотел открыть окошко. Это же приглашение к действию. Ни один ребенок не может против такого приглашения устоять. Мы смотрим вместе: в маленьком окошке нарисована птица. Переворачиваем страницу: а там – та же птица, только большая. Не обманули нас! Вот здорово. Это ребеночек с таким ощущением на картинку смотрит: он предположил, что там будет птица. И вот она, птица.

Иллюстрации из книги «Мишка бурый мишка Кто там впереди»

И так мы всю книжку пролистали. Но разве же мы читали? Я задавала вопросы, а он, как мог, реагировал. Переворачивал страницы. Так что я свое слово сдержала – с точки зрения ребенка. И свою задачу выполнила: у нас «в обиходе» появилась первая книжка.

Очень скоро «Кто там впереди?» стала для О. просто необходимой. А эта книжка, при кажущейся простоте и при таком малом количестве текста, несет в себе очень серьезный познавательный материал. Во-первых, названия животных. О. довольно быстро запомнил их и даже стал мне отвечать. Я спрашиваю (будто бы сама себя): кто там впереди? Он ведь уже знает, кто там, и отвечает: утка. Для ребенка-аутиста самым сложным является вступить в диалог. Но ведь когда я спрашиваю: что там впереди? – а он отвечает: утка! – это и есть шажок к диалогу. Вопрос – ответ – это диалогическая структура. То есть это просто серьезное продвижение в плане социализации.

Я говорю: здесь желтая утка (опять как бы сама для себя). Не очень понятно, понимает ли О., что значит цвет. Но он меня слышит и автоматически повторяет. И через какое-то время на вопрос «кто там впереди?» он уже не просто отвечает мне «утка», а произносит: «желтая утка».

1 Иллюстрации из книги «Мишка бурый мишка Кто там впереди»

Лена Цветаева «Где птичка живет?»
Потом наш «ассортимент» стал понемногу расширяться. Появилась книжка «Где птичка живет?»

В этой книжке тоже заложена возможность движения, возможность что-то пощупать пальчиками. Для многих проблемных детей страшно тяжело работать одними глазами. Или глазами и ушами: трудно совмещать зрительные ощущения и слуховые. А когда включается палец, он помогает глазам встретиться с картинкой.

В книжке «Где птичка живет?» ребенок должен искать птичку. Не все «наши» дети знают, что птицы живут в специальных местах, что они живут в гнездах. В городе вообще трудно увидеть гнездо; скворечники – и то не везде увидишь. Так что это для ребенка совершенно новая информация. И эта книжка, как и «Кто там, впереди?», позволяет вывести ребенка на диалог.

Я спрашиваю: где живет маленькая птичка? В яблоке? И ребенок отвечает: нет. А перед этим нужно совершить действие – отогнуть картонный клапан и проверить: действительно, в яблоке вовсе не птичка. В яблоке червячок.

Иллюстрации из книги «Где живет птичка»

Естественно, ребенок не сразу начинает отвечать. Сначала я сама и спрашиваю, и отвечаю. А он только работает ручкой, пальчиками. И когда он начинает отвечать, это не его собственные слова, это воспроизведение уже услышанного текста. Но структура все равно диалогическая. И ответ возникает после вопроса.

С книжкой Лены Цветаевой мы позволяем себе больше «вольностей», позволяем себе отклоняться от текста, обыгрывать разные детали, немного усложняем «поисковую работу». Например, в книге есть картинка с лягушками. Лягушек три. Они все «прячутся» за кувшинками. И они все разные. Это очень здорово. Я каждый раз открываю какой-то листочек, но мальчик не знает, какой именно я открою. И в этом для него состоит интрига: какая лягушка появится. И он показывает пальцем разных животных. Он что-то договаривает. Он даже теперь говорит: «Спокойной ночи, птичка».

1 Иллюстрации из книги «Где живет птичка»

Примерно так же ведет себя совсем маленький, не говорящий ребенок. Дети с задержкой часто ведут себя так, как нормальные дети на более ранней ступени развития. Но очень важно, чтобы это было зафиксировано (вот как он может себя вести) и наполнено доступным содержанием. Это точка, от которой можно вести отсчет. Это умения и знания, на которые будет ложиться новая информация. Медленно, конечно, но все-таки будет – если работать систематически и отталкиваясь от возможностей конкретного ребенка.

Эрик Карл «Очень голодная гусеница»
Мы начали с одной книги. А потом их количество выросло. Теперь я уже могу разложить перед О. несколько книг и спросить: какую мы сегодня будем смотреть?

И конечно, в этом ряду – «Очень голодная гусеница» Эрика Карла. Эту книгу любят практически все наши дети. Это для них визуальное и тактильное удовольствие. Там ведь нарисовано то, что можно съесть. Дети любят обсуждать, кто что любит есть. А как приятно говорить про клубнику зимой!

И, кроме того, эти дырочки, в которые можно поставить пальчики. Не было ни одного ребеночка, который бы не вложил пальчики в дырочки. Конечно, не все решались сделать это с первого раза. Но – пусть с третьего. С детьми говорящими мы читаем так, как написано. А с детьми, у которых с речью есть некоторые проблемы, позволяем себе замены: слово «леденец» заменяем на «конфету», «ломтик сыра» – на «сыр». Ну и, там, «колбаса», «огурец». Так проще. А если мы читаем книгу с детьми «нормы», так это раздолье для диалога: тут непременно требуется уточнить, какое именно мороженое съела гусеница. Если оно оранжевое, то, может быть, апельсиновое? И так далее.

Иллюстрация к книге «Очень голодная гусеница»

И каждый раз конец этой книжки оказывается для детей маленьким потрясением. Даже для детей «нормы», которые знают или догадываются, что гусеница превратится в бабочку. Но когда ты открываешь последний разворот, всегда раздается «ах» – такая красота тут изображена!

Сначала был какой-то червячок, и не сказать чтобы привлекательный. И вдруг – такое превращение. Тельце у бабочки совсем маленькое. А главное – это крылья. Они занимают все место. Они распахнуты и переливаются всеми цветами радуги. И какие у этой бабочки глазки!

1 Иллюстрация к книге «Очень голодная гусеница»

Все это детям очень нравится. И книжка «работает» для детей любого возраста. Особенно – на логопедических занятиях.

Вообще те три книги, о которых я говорила – «Кто там, впереди?», «Где птичка живет?» и «Очень голодная гусеница», – универсальные, они практически всегда находят у детей отклик и их всегда, с любым сложным ребенком, можно использовать для работы.

Джудит Керр «Тигр, который пришел выпить чаю»
Книги Джудит Керр, конечно, более сложные – и с точки зрения рисунков, и с точки зрения содержания. Но была у меня одна девочка с речевыми проблемами, которая зацепилась именно за книгу «Тигр, который пришел выпить чаю». Ее совершенно заворожил перечень продуктов, которые съел Тигр. И мы с ней то и дело их перечисляли. И то, что он съел, и то, что Софи и ее мама потом пошли покупать. Мы играли с муляжами продуктов, устраивали магазин, готовили «стол» для Тигра.

Но это – конкретная ситуация с конкретной девочкой, когда книга Джудит Керр оказалась такой эффективной.

Линли Додд «Храбрый пушок ростом с вершок»
Похожая ситуация была с книгой «Храбрый пушок ростом с вершок» Линли Додда. Среди моих подопечных есть девочка Д. с недоразвитием речи. Что для нее характерно, так это нежелание напрягаться. Если ей трудно что-то сказать, она лучше промолчит. Мне кажется, у нее уже даже определенная жизненная стратегия сформировалась – не справляться с трудностями, не пытаться их одолеть, а как-то обтекать. Если у нее что-то не получается, если ей не хватает информации – то есть возникает ситуация, когда надо задать вопрос, она вопроса не задает. Не получается – ну и не надо.

Но коррекция речи непременно требует напряжения. И, в первую очередь, – проговаривания. Такому ребенку нужно не молчать, а много говорить – несмотря ни на что. Поэтому нужно как-то побудить его задавать вопросы. Нужно побудить к речевому напряжению.

И книжка Линли Додда оказалась для Д. просто волшебным средством. Там такие образы и рифмы, от которых невозможно отмахнуться. Если ты произнес одно из собачьих имен – «Барон», то остальное: «Огромный, как слон» – прямо просится на язык. Или: «Валет» – «худой, как скелет». И так далее. Но, кроме того, что ты произносишь слова, ухватываешь рифмы, ты должен еще понимать, что ты говоришь. Что такое «она как сосиска, животик низко»? Это как выглядит? Можешь объяснить? Нарисовать? И Д. – что удивительно – изо всех сил пыталась себе это представить и даже изобразить. Но сначала от нее потребовалось произнести очень важное слово: «Не понимаю!». На вопрос, ты понимаешь, что это? Как это выглядит, она сказала: не понимаю – то есть совершила признание в слове и таким образом задала вопрос. И с этого момента у нас в работе с ней что-то сдвинулось.

Иллюстрация Линли Додда

Разные книги
Книги, о которых я рассказала, и для меня самой открытие и такой маленький праздник.

Я ведь специалист с большим стажем. Я училась еще в советские времени. И тогда для нас главными рабочими книгами были книги Сутеева и Радлова. Это, что называется, логопедическая классика – истории в картинках. Они были всегда, и кроме них ничего другого и не было. Мы их, конечно, и сейчас используем. Есть дети, которым эти книжки очень нравятся. Особенно, те, кто любит «читать» - имитировать процесс чтения. В частности, наши даунята. И особенно, если все это происходит на глазах у взрослого и если надо за взрослым что-то договоривать. Взрослый начинает: «Жили-были…», а ребенок договаривает: «Утята». И так далее.

Но для большинства наших проблемных детей классические истории в картинках оказываются сложноватыми. Для них в принципе не годятся многофигурные композиции. Они годятся для детей «нормы» и то на определенном этапе развития. Поэтому эти книги, безусловно, используются, но мы очень рады, что появилось что-то еще.

Ведь и логопед – человек. И дефектолог – человек. Нам, взрослым, тоже нужно что-то новенькое. Новые книги с новыми возможностями. Новая книга часто подсказывает новый ход в работе. Ведь каждый ребенок – это сгусток специфических проблем. И к их решению каждый раз подбираешь свои ключики.

И, с этой точки зрения, очень важно, что книги Эрика Карла выходят на толстом картоне. В результате мы не боимся, что они разорвутся после двух-трех просмотров. Мы не боимся давать их детям. Дети могут их трогать, листать, как-то с ними манипулировать. В книге «Где птичка живет?» открывающиеся клапаны более «нежные», из тонкого картона. Тут приходится, что называется, «бдить»: есть дети, которым я эту книгу не предлагаю. Знаю, что они непременно захотят что-то дернуть, оторвать. А тех, кому эта книга нужна, обязательно настраиваю на то, что движения должны быть осторожными.

Есть книги, которые мы получили в подарок, но которые еще не полностью освоили, еще не совсем поняли, что эти книжки «могут». Хотя на вскидку они обладают большим потенциалом. Вот книга Маркуса Остервальдуса «Приключения маленького Бобо». Это книжка про жизнь малыша, про семью, про бытовые ситуации. И фразы там простые. Эту книжку необязательно читать подряд, от начала и до конца (тем более что она толстенькая). Можно выбрать какую-то главку, подходящую по теме, и по ней заниматься. А оглавление очень хорошее: заглянешь в него – и сразу понятно, какому ребенку какую тему можно предложить. Правда, мне на ходу пришлось кое-что переделать. Малыш Бобо – это соня. Такое животное – соня. Но нашим детям это не очень понятно. Для них «соня» – это, в первую очередь, имя девочки, Соня. А тут папа-соня, мама-соня. Будто их зовут одинаково. А малыш – почему-то Бобо. Так что нам пришлось слово «соня» при чтении опускать. Мы читали просто «папа», «мама», «малыш Бобо».

Так что нас, взрослых, новые книги тоже стимулируют на «творческие поиски» – пусть они иногда и ведут к отклонению от «авторского курса».
Чем больше новых книг, тем больше у нас рабочих возможностей. И тем больше возможностей для развития возникает у наших детей.

Записала Марина Аромштам


Педагоги и специалисты центра лечебной педагогики «Наш дом» выражают огромную благодарность издательствам:

Клевер КомпасГид   Мелик-Пашаев  Настя и Никита      Розовый жираф

за книги, которые так пригодились взрослым и детям центра в их сложной жизни.

______________________________________________________

Дорогие читатели! Уважаемые издатели!

Специалисты детского сада «Наш дом» будут очень вам благодарны, если и в этом году вы подарите их детям новые книги.

В детском саду также будут благодарны за игрушки и игры – в частности, такие, которые помогают формировать представления о цветах и размерах предметов, о временах года и т.п.

logoС предложениями о помощи обращайтесь, пожалуйста, к директору Центра лечебной педагогики «Наш дом» Елене Леонидовне Цырульниковой: 8 905 766 47 12

Центр находится в Москве, рядом с м. Ясенево.

Адрес: Ясногорская улица, д. 5, корп. 2

Понравилось! 19
Дискуссия
Людмила
Какой интересный опыт работы! Спасибо!