Двадцать первый перевод «Анны Карениной» и проблемы русской детской литературы в Европе
20 мая 2015 2807

Нынешний год является не только Годом литературы, но еще и Годом немецкого языка в России и русского языка в Германии. Поэтому главными гостями одной из самых представительных книжных ярмарок в нашей стране – «Нон-фикшн» – стали немецкие издательства. И мы, и наши дети с большим интересом читаем и рассматриваем книги, переведенные с немецкого и рожденные внутри немецкой культуры (в том числе и книги-картинки), открывая для себя новые имена и новые литературные миры. О том, как живется немецким книгам в России и как чувствует себя русский язык в Германии, «Папмамбук» беседует с руководителем Центра немецкой книги в Москве, представителем Франкфуртской книжной ярмарки в России, Анастасией Милёхиной.

Российский стенд на Франфуртской книжной ярмарке. Фото из журнала «Книжная индустрия»

– Анастасия, сегодня многие российские издательства с удовольствием приобретают права на публикацию детских книг, созданных в Германии и других немецкоязычных странах. И те произведения, которые были знакомы советскому читателю и которые сегодня уже считаются классикой мировой детской литературы, тоже активно переиздаются. То есть можно, наверное, сказать, что российский читатель знает немецкую детскую литературу. Знает и любит. Но это любовь без взаимности? В Германии русская детская литература не востребована?

– Вряд ли можно однозначно ответить на этот вопрос. В Германии до сих пор с уважением и интересом относятся к русской классике. Произведения Толстого, Достоевского, Гоголя, Бунина, Булгакова, Гончарова – все это не просто давно переведено, но и постоянно переиздается. Причем нередко выходят новые переводы. Два года назад я присутствовала на презентации нового перевода «Анны Карениной». Это был двадцать первый вариант перевода романа. Двадцать первый! Его сделала очень известная в Германии переводчица с русского Розмари Титце. Перевод необыкновенный. Я слушала, как она читает фразу Толстого по-русски, а затем по-немецки, и просто диву давалась, насколько это точно и совершенно в духе Толстого. Ощущение, что сам Толстой только так и мог бы написать на немецком.

– Двадцать первый вариант перевода? И это востребовано? Это продается?

– Меняется отношение к переводу, требования, критерии. Перевод теперь – это не только смысл. Это ритмика языка, это стилистические особенности автора – тем более такого значительного как Толстой. И новые переводы русской классики – да, востребованы. И продаются, хорошо продаются.

– Но к современным российским авторам отношение несколько иное?

– Иное. Тут довольно ограниченный и несколько пестрый набор имен: Ерофеев, Улицкая, Пелевин, Сорокин, Прилепин, Дашкова, Донцова… Недавно в Германии вышла книга Сергея Лебедева, воспоминания очевидцев о лагерной жизни. Эту книгу в России мало кто знает. Немецкие издатели ищут на российском рынке книги на определенные темы: сталинские концлагеря, деятельность КГБ, мафиозные разборки в период перестройки. Мне это может не нравиться, вам это может не нравиться. Но немецкие издатели с неизбежностью ориентируются на потребности рынка. Их интересы отражают интересы немецких читателей.

– Но детских российских писателей в этом списке вообще нет?

– Детских практически нет, как ни грустно признавать этот факт.

– Немцы считают, что им хватает собственных авторов и собственных детских книг для разговора с детьми?

– В Германии и вообще в Европе за пять последних десятилетий детская литература развивалась серьезными темпами. Она освоила разные темы, в том числе сложные и острые социальные темы, к которым российские авторы еще только подступаются. Я бы сказала, что за это время в Германии появилась новая подростковая литература. До 70-х годов ХХ века подростковой литературы как таковой в Германии не было. Детская была, а подростковой не было.

– Подростковая литература появилась после культурной революции конца шестидесятых?

– Да. И это совершенно новая литература. На книжном рынке Германии присутствуют переводные книги, но, как правило, европейских и американских авторов. Чтобы русская переводная книга могла с ними конкурировать (а конкуренция очень серьезная), она должна быть «универсальной», т.е. не привязанной сильно к российским реалиям. Или, наоборот, должна быть подчеркнуто «этнографичной».

– Текстовой книге сложнее попасть на европейских рынок детской литературы, чем книжке-картинке?

– Безусловно. Книжку-картинку можно оценить, что называется, «с первого взгляда». Тем не менее, книжек-картинок из России в Германии тоже мало. Но здесь, я думаю, дело не только в существующей на книжном рынке конкуренции. Тут дело еще и в позиции, в книжной политике российских издателей. Они в предшествующие годы как будто бы и не ставили перед собой задачу продвигать в Европу российских авторов. Как, например, подавляющее большинство российских издателей приезжают на Франкфуртскую книжную ярмарку? Они приезжают как деловые посетители – чтобы искать книги для перевода и публикации на русском. Но практически никто из них не приезжает как участник ‒ не оформляет стенд, не пытается заинтересовать европейцев своими книгами. А без этого ничего не будет. Это специальная работа – сделать книги, которые ты издаешь, интересными для зарубежной аудитории. Это целая серия мероприятий. Центр немецкой книги в Москве сотрудничает с Институтом перевода. Коллеги ‒ большие молодцы, они делают непростую, но очень правильную работу. Теперь у России во Франкфурте красивый стенд, есть профессиональная программа, организаторы стенда привозят в Германию российских авторов. Но и этого мало. На Франкфуртской книжной ярмарке 250 тысяч посетителей. Они могут и не прийти на какое-то мероприятие. Обычно мероприятие обозначено в общей программе двумя строчками. Почему посетитель должен выбрать именно его? То есть нужно думать еще и об этом – о продвижении своего мероприятия, темы, автора.

– Я совсем пала духом. Боюсь, что российским авторам никогда не удастся увидеть свои книги переведенными… Наверное, более оптимистичным будет разговор о немецких книгах в России. Как Центр немецкой книги в Москве «отметил» год немецкого языка в России?

– Мы заключили договор о сотрудничестве с журналом «Читаем вместе». Теперь там есть специальная рубрика «Знакомьтесь: немецкая книга». В ней мы размещаем информацию о книгах немецких авторов, которые вышли в России на русском языке и на которые мы хотели бы обратить внимание читателя.

У нас в центре собрана по-своему уникальная коллекция детских книг на немецком языке. Эту коллекцию мы передали во временное пользование в московскую Детскую библиотеку им. А. Грибоедова. В этой библиотеке уже несколько лет существует клуб немецкого языка. (Клуб русского языка там тоже существует, и те же самые дети занимаются и немецким, и русским языком.) В библиотеке идет очень активная жизнь. Интересные книги должны, на мой взгляд, пробуждать у детей желание читать на иностранном языке. Это важно для совершенствования языковых навыков.

Кроме того, мы планируем провести в этой библиотеке и выставку книг немецких писателей, изданных на русском языке. Мы собрали достойную коллекцию: в нее входит около 300 книг для взрослых и 150 книг для детей. Познакомиться с детскими книгами будет интересно не только детям, но и взрослым, специалистам по детскому чтению. Книги, переведенные с немецкого языка, представляют собой интересный материал для педагогического анализа.

Мы были бы рады сотрудничеству с другими детскими библиотеками, из любых регионов, в которых развивается такая форма деятельности как чтение вслух (многие книги из нашей коллекции прекрасно читаются вслух) и где книги принято обсуждать.

 Наверное, это позволит развернуть дискуссии на важные темы, которые беспокоят сегодняшних родителей и педагогов: «Нужна ли нам переводная литература, и если да, то какая?», «Зачем нашим детям иностранный язык?», «Русский язык и переводная литература». В данном случае мы получаем возможность подумать над конкретными книгами.

Беседу вела Марина Аромштам

Понравилось! 9
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.