Та жизнь, когда все еще были бессмертны…
14 апреля 2015 1705

Григорий Бакланов
«Навеки ‒ девятнадцатилетние»
Художник Ю. Федин
Издательство «Детская литература», 2013

Та жизнь, когда все еще были бессмертны…

В конце октября ученики нашей школы (и я в том числе) побывали в музее Зои Космодемьянской в Петрищеве. Я считал, что воевать должны мужчины, но оказалось, что женщины и девушки добровольно записывались в радистки, в разведчицы, в снайперы, прибавляли себе возраст, только бы попасть на фронт. Вместе с мужчинами они защищали Родину. Мне захотелось больше узнать, какими они были, защитники Отечества, те, кто отдал свои жизни за нашу спокойную жизнь. Когда дома я рассказал об увиденном и услышанном в Петрищеве, папа предложил мне прочитать книгу Григория Бакланова «Навеки – девятнадцатилетние».

Меня многое поразило в этой повести. «Третьяков за войну разучился покупать, у него не было денег, на фронте выдавали всё, что полагалось».

«Правильный закон на фронте: едят не досыта».

Поразили слова: «И знали, что ничего им кроме не суждено, ничего, никогда больше…»; «На фронте либо ранит, либо убивает».

Запомнилось, как связной достал из кармана гимнастёрки серебряную медаль «За отвагу», почерневшую, с вмятиной и дыркой посередине… Пуля прошла через металл и убила связиста Сунцова.

Ещё запомнился эпизод, когда девятнадцатилетний лейтенант, «как в свою судьбу, вошёл под мост», чтобы трактористы перевели орудия; как потом ему было стыдно и неприятно за себя.

В книге Г. Бакланова я увидел как бы изнанку войны. Не только героизм солдат и офицеров, боевые действия с криком «Ура!». Писатель рассказывает о бытовых условиях фронтовиков; о гимнастёрках, на которых заштопывали дырки от пуль, а потом выдавали новобранцам; о том как сушили портянки; о мозолях; как приходилось целую неделю не умываться.

И самое страшное: почти на каждой странице речь идёт об убитых: советских и немецких воинах. И боишься, переживаешь за Третьякова, который должен корректировать огонь орудий, находясь почти в центре боя. Молишься за него. Но чудеса на войне редко случаются. Лейтенант тяжело ранен, он мужественно переносит операцию, его отправляют в тыл, на лечение. А война идёт следом за ним, она снится молодому человеку каждую ночь. И рядом, в палате, такие же молодые раненые: Гоша (по погонам – младший лейтенант, а по годам ‒призываться ему еще рано), парнишка-миномётчик, Володя Худяков (о нём Третьякову рассказала девочка Саша).

А встреча Третьякова с одноклассником Олегом Селивановым возвращает Володю в ту жизнь, когда все они ещё были бессмертны, ребята из его класса. Эти мальчики и девочки могли бы ещё жить, они заслужили «пропуск в жизнь».

И очень странно: война, кровь, раны – и любовь.

Оказавшись вновь на фронте, Третьяков получает третье ранение в левую руку. Он понимает, что его жизнь завершила какой-то свой круг. Иногда кажется, что герой сам себя готовит к смерти. И она настигает его по пути в госпиталь. Хочется закричать: «Нет, пусть живёт, пусть радуется жизни, пусть любит!» Но сурова правда войны. И ты понимаешь: Володя Третьяков прошёл по этой жизни просто, в подкованных пудовых сапогах.

Повесть Г. Бакланова – это памятник всем девятнадцатилетним, погибшим в годы Великой Отечественной войны.

Никита Трифоногло, 14 лет. Финалист конкурса «Книжный эксперт XXI века» (второй сезон)

Понравилось! 2
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.