Герой-помощник, или Стихотворная история в «фотографиях»
6 февраля 2015 3420

Книга С. Я. Маршака «Карусель» ‒ это сборник разных стихотворений автора. У каждого такого сборника – своя жизнь в детском саду. Обычно у детей появляются любимые стихотворения, которые мы и читаем. Дети воспринимают эти стихотворения как маленькие самостоятельные истории, «живущие» вместе в одной книге. Но с этой книгой все сложилось иначе благодаря иллюстрациям Геннадия Соколова. Дело в том, что на иллюстрациях к разным стихотворениям изображен один и тот же мальчик. Причем первым это заметил мой трехлетний воспитанник Гриша. Он всех мальчиков на этих иллюстрациях стал называть именем Ваня. Рассмотрев картинки повнимательнее, я с Гришей согласилась: мальчик явно один и тот же.

Открывает книгу стихотворение под названием «Большой карман»:

Мой знакомый мальчуган
Снят на этой карточке.
У него большой карман
Спереди на фартучке.

Героя зовут Ваня, и соответствующая иллюстрация (как и некоторые другие) стилизована под фотографию. В стихотворении, которое очень понравилось трехлетнему Грише, рассказывается о том, как Ваня увлекался собирательством:

Все, что Ваня ни найдет,
Он в карман к себе кладет.

И растет, растет карман
С каждым днем у Вани.
Гайки, гвозди, старый кран
Брякают в кармане.

Это же просто мечта любого мальчишки! А честно говоря, и девчонки тоже. Каждый раз мы внимательно рассматриваем Ванины богатства: я читаю стихотворение, а дети находят названные предметы на картинке. Думаю, эта игра им нравится тем, что дает возможность не только рассмотреть «богатства» героя, но и убедиться, сколько всего замечательного можно найти в детском саду ‒ и даже упрятать, если позволят возможности кармана. Это превращает пространство детского сада в своеобразный остров сокровищ, а карман – в подобие сундука с кладом внутри.

Иллюстрация Геннадия Соколова к книге стихов Самуила Маршака «Карусель»

Так каковы они – возможности кармана? Вместе Ваней мы поучаствовали в эксперименте: что будет, если запрятать в карман что-то очень вкусное?

Блин сложил он пополам
И еще раз пополам,
Будто запечатал,
Поглядел по сторонам
И в карман упрятал.

Последствия в стихотворении не описаны, но слушавшая эти строки вместе с нами четырехлетняя Маруся стала Ваню останавливать: «Он же жирный! Блин в кармане! Он будет грязным!..» Выражение ее лица было столь красноречивым, что повторять опыт Вани нам не захотелось. Но Ваня на этом не остановился!

Взять домой и молоко
Захотелось Ване,
Да его не так легко
Унести в кармане!

Молоко прошло насквозь,
Просочилось, пролилось…

Маруся и тут раньше меня объяснила, почему карман не справился с хранением молока: «Он же не стеклянный!» Как оказалось дальше, он и не резиновый ‒ барабан в карман не влез!

Затрещал по швам карман:
Был он не резиновый,
Был он парусиновый!..

1 Иллюстрация Геннадия Соколова к книге стихов Самуила Маршака «Карусель»

Следующее стихотворение, «Ванька-встанька», дети считают продолжением истории. А иллюстрация к нему как будто выступает следующей «фотокарточкой». Ваня постоянно исследует собственные возможности, и на этот раз он по-своему укладывается спать: «приляжет и вскочит, уляжется снова и встанет опять». Такие «ваньки-встаньки» есть в каждой группе, и я читаю это стихотворение с расчетом, что одна моя воспитанница себя узнает. Все слушатели соглашаются с тем, что в «сончас» нужно спать, уговаривают Ванечку и показывают ему, как это нужно делать. Причем моя неспящая девочка показывает лучше всех! Вот только я подозреваю, что состояние «слишком легка у тебя голова» заразно…

В следующей истории Ваня снова на коне! Причем в буквальном смысле:

Я сам проворен и удал,
И конь мой весь в меня.
Я сам взнуздал,
И оседлал,
И покатил коня.

2 Иллюстрация Геннадия Соколова к книге стихов Самуила Маршака «Карусель»

Такой игрушечный конь есть и в нашей группе. Это одна из самых любимых детьми игрушек. Но на иллюстрации их привлекает не конь, а меч. Как и вместительный карман, меч – желанный предмет. Тот же Гриша каждый раз останавливает чтение книги на этой странице и долго рассматривает Ваню, подробно рассказывая, какие костюмы и мечи есть у него самого. Наблюдая за Гришей, я думаю, что Ваню он воспринимает как реального мальчика, обладающего «нужными» богатствами и поэтому очень привлекательного для совместной игры. (В старшей группе нашего садика есть «настоящий» мальчик Ваня, и когда он вернулся с новогодних каникул с мечом, сказка стала оживать.)

«История про мальчика Ваню» для моих детей заканчивается на стихотворении «Карусель». Все эти четыре стихотворения они любят слушать подряд, как одно произведение. Финал истории получается праздничным ‒ такое настроение задает и текст: «в блеске пестрых фонарей, в удалой погоне пролетают все быстрей всадники и кони», и иллюстрации. Мои дети не знают, что такое карусель, но веселое настроение персонажей понимают благодаря иллюстрации. Спрашиваю Гришу: «А почему ты решил, что это праздник?» ‒ «А здесь флажки нарисованы! У нас тоже были флажки… на празднике».

Мальчика Ваню люблю и я. Самуил Маршак так замечательно рассказывает обо всем, что делает этот маленький герой, что легко увлекает и веселит своих слушателей. И если кому-то из малышей вдруг взгрустнулось, я обращаюсь за помощью к Ване. И мы снова ищем Ванину тапочку и на примере своей одежды пытаемся понять, что такое «парусиновый». А за такими увлекательными занятиями и слезы забываются!

Людмила Урсуленко

3 Иллюстрация Геннадия Соколова к книге стихов Самуила Маршака «Карусель»

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.