Литературные премии, которые нам нужны
29 февраля 2012 5829

«Премия как двигатель литературного и книгоиздательского процесса – понятие, пришедшее в нашу жизнь в 1990-х годах. Литературные премии в Советском Союзе служили совсем другим целям, и читательская признательность учитывалась в последнюю очередь. Сегодня премии обретают новый смысл: это привлечение к той или иной книге общественного внимания. Премия стимулирует и авторов, и издателей, и читателей», – говорит Татьяна Рудишина, главный библиотекарь Центральной детской библиотеки им. А. Гайдара (Москва), эксперт в области детской книги и неформальный покровитель московского клуба детских писателей.

Главный редактор сайта «Папмамбук» Марина Аромштам беседует с Татьяной Рудишиной о литературных премиях в области детской книги.

– Татьяна Валерьевна, читающей публике хорошо известны премии, которые вручаются за взрослые книги. Их не так много, как хотелось бы, но они все-таки есть. А какие премии существуют сегодня в области детской книги?

– Для начала надо назвать две самые заметные премии: это Государственная премия в области литературы и искусства для детей и юношества и Премия Правительства Российской Федерации в области культуры.

Государственная премия в ХХI веке присуждалась только один раз: в 2002 году ее получила Ирина Токмакова за книгу стихов «Счастливого пути». Заслуженная и вполне предсказуемая награда. Можно считать, что этой премией мы завершили ХХ век – «золотой век» советской детской литературы.

Премией Правительства РФ в области культуры из детских писателей были отмечены Эдуард Успенский за книгу «Истории про девочку со странным именем» и Альберт Лиханов за дилогию «Русские мальчики. Мужская школа». Но это тоже скорее признание заслуг, нежели реальная рекомендация читателям. У награжденных авторов принципиально разные подходы к детской литературе: Эдуард Успенский – мастер современной иронической сказки, Альберт Лиханов – представитель реалистической школы (так и хочется сказать «социалистического реализма»). О возрастной адресации премированных произведений говорить сложно. Книга Эдуарда Успенского написана просто и рассчитана, вроде бы, на младших школьников, но в ней много непонятных ребенку отсылов к политической истории современной России. То есть здесь как раз та ситуация, когда автор прячется за ширму стандартной рекомендации «для чтения взрослыми детям». А повести Альберта Лиханова адресованы старшим подросткам и взрослым.

В 2011 году лауреатом правительственной премии стали Валерий Воскобойников за серию книг «Жизнь замечательных детей» и Юнна Мориц за книгу «Крыша ехала домой». Это детские, хорошие, правильные и нужные книги.

– Как вы сказали, смысл этих премий – в признании заслуг. По большому счету, они родственны премиям советских времен. Вряд ли можно сказать, что они как-то влияют на рынок детской литературы или стимулируют книгоиздательский процесс. Изменилась ли в этом смысле ситуация с премиями?

Эмблема конкурса Алые паруса– С 2003 по 2008 год существовал Всероссийский конкурс «Алые паруса», учрежденный Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям. Среди его лауреатов – очень непохожие в своем творчестве писатели и поэты. На конкурсе также отмечались художники книги и целые проекты: например, детский проект Людмилы Улицкой «Другой. Другие. О других» по воспитанию толерантности. В одной из номинаций отмечались литературные критики.

Эмблема конкурса Заветная мечтаС 2005 по 2009 год существовала Национальная детская литературная премия «Заветная мечта», которая была учреждена по инициативе Группы компаний «МИАН» и Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Этот проект сильно отличался от всего, что существовало ранее. В частности, на соискание премии принимались прозаические произведения для детей среднего и старшего школьного возраста, написанные на русском языке, а также авторские переводы текстов, написанных на других языках. У премии была сложная структура: большая и малая премии (по объему произведений), внутри каждой из них – три места, а кроме того – премии в специальных номинациях и еще «приз симпатий литературного совета». Победившие в двух первых сезонах произведения были изданы за счет учредителей колоссальным тиражом, который бесплатно распространялся по детским и школьным библиотекам страны. Можно спорить о качестве отобранных для издания рукописей, но это споры из области вкусовых предпочтений. Факт остается фактом: такого мощного проекта не было раньше, и сейчас больше нет.

– «Алый парус», «Заветная мечта» – это все в прошлом. А в настоящем? Какие премии существуют сегодня?

– Ежегодно профессиональное сообщество книгоиздателей присуждает премию «Книга года», которая вручается на Международной московской книжной выставке-ярмарке. В номинации «Вместе с книгой мы растем» рассматриваются книги отечественных авторов для детей и юношества, получившие признание читателей, положительные отзывы критики и детских библиотек. Причем рассматривается именно книга как целостный полиграфический продукт, а не только текст.

– Правильно ли я понимаю, что эту премию издатели вручают издателям? То есть людям, которые сами же эти книги и печатают. Конечно, хорошо, что есть и такая премия. Но получается, что это «внутрицеховая» премия, и она, по-видимому, решает какие-то локальные задачи. Ведь известно, что интересы издателей и писателей (художников, переводчиков) пересекаются, но никогда полностью не совпадают.

– Есть и другие «внутрицеховые» премии. Например, премия «Мастер», учрежденная гильдией «Мастера литературного перевода». В 2010 году эта премия впервые была вручена за литературный перевод книг для подростковой аудитории.

К разряду «внутрицеховых» можно отнести также Литературную премию имени Самуила Маршака и Литературную премию Корнея Чуковского.
Премия С. Маршака учреждена Союзом писателей Санкт-Петербурга и Администрацией города и ежегодно присуждается за произведения детской литературы (кроме переводов), опубликованные в России в предшествующем награждению календарном году.

Премия ЧуковскогоПремия К. Чуковского учреждена Союзом писателей Москвы и Государственным Литературным музеем (отдел «Дом-музей Чуковского в Переделкине») при поддержке Правительства Москвы и вручается по совокупности заслуг детским поэтам, пишущим на русском языке в жанре игровой поэзии.

– То есть по смыслу премия имени К. Чуковского похожа на государственную: через эту премию писательское сообщество объявляет о причислении того или иного поэта к «лику» классиков. Имена награжденных об этом красноречиво свидетельствуют.

– Существуют и другие именные премии, каждая со своей идеологией: премия А.Н. Толстого, конкурс имени Сергея Михалкова, Международная детская литературная премия имени В.П. Крапивина.

– Среди учредителей этих премий обязательно фигурирует либо Союз писателей, либо содружество писателей. То есть все они в большей или меньшей степени внутрицеховые.

– Я бы не стала недооценивать «внутрицеховые» оценки. Столь придирчиво, как сами переводчики, художники, писатели, никто коллегу не оценит.

– Я совсем не против внутрицеховых премий! Они, безусловно, престижные. Просто я считаю, что они решают определенные задачи на определенном поле. А за границами этого поля остается много других задач. Поэтому только внутрицеховых премий недостаточно.

– Есть еще конкурсы, которые проводят издательства.

Победителями этих конкурсов чаще всего становятся те, кто написал не просто интересное произведение, а такое, которое в наибольшей степени отвечает издательской политике конкретного издательства.

– Некоторые издательства обращаются к результатам литературных конкурсов («Время, «Самокат», «Нарния», «КомпасГид»). Но большинство рукописей лонг– и шорт-листов, увы, так и не находит своего издателя.

Важно назвать журнальные премии, точнее одну ныне существующую заметную премию – имени Юрия Коваля, которую присуждает своим авторам и художникам журнал «Мурзилка». А в 2008 году фонд «Династия» учредил премию «Просветитель» – за лучшее произведение научно-популярной литературы. Среди получивших эту премию книг есть и адресованные умным детям старшего возраста.

Но, наверное, самым интересным и независимым сегодня является литературный конкурс «Книгуру».

КнигуруЭта премия подхватила эстафету «Заветной мечты». В рамках проекта «Книгуру» осуществляется принципиально новый подход к выбору лауреатов. Членом детского жюри может стать любой читающий подросток от 10 до 16 лет. Для этого надо зарегистрироваться на сайте конкурса и отправить заявку о включении в состав жюри. Голосуют зарегистрированные члены жюри в Интернете. Параллельно с детским голосованием идет голосование взрослых. Рукописи произведений, представленных на конкурс, выложены на сайте. С ними может познакомиться каждый желающий. Конкурс открытый, и рукописей приходит довольно много. В первом сезоне их было 403, а в шорт-лист вошло лишь 14. Кстати, результаты взрослого и детского голосований не совпали. В этом году результаты конкурса будут объявлены 20 марта, в канун Недели детской книги.

Одним из итогов конкурса является создание временной общедоступной интернет-библиотеки современной литературы для подростков, которая выставлена на сайте «книгуру.рф» в течение полугода.

В некоторых библиотеках придуманы свои способы отмечать лучшие книги.
Так, признанием качества книги можно считать ее включение в каталог «100 новых книг для детей и подростков», Сто новых книг для детейкоторый выпускает Центральная государственная детская библиотека им. А.П. Гайдара, Издательский дом «Самокат», Издательская группа «Гранд-Фаир» и независимый литературный критик Ксения Молдавская.

– В создании этого каталога принимают участие издательства. Не означает ли это, что они будут лоббировать свои собственные книги?

– Механизм составления каталога «100 книг» мне не просто хорошо известен, но мы его сами и вырабатывали все шесть лет существования. Да, издательство «Самокат» инициировало рождение каталога, но, по нашим правилам, мнение «Самоката» по поводу собственных книг рассматривается наряду со всеми остальными точками зрения. А то, что в каталоге много книг «Самоката» – это отражение реальной книгоиздательской ситуации с книгами для подростков. «Самокат» – признанный лидер в издании подростковой литературы.

– Наверное, нужно признать, что сейчас на поле подростковой литературы появились новые «игроки», которых в момент создания каталога еще не было или которые в то время еще «не доросли» до выпуска подростковых книг. Возможно, что конкуренция за лидерство усиливается. Но хочется верить, что коллектив «Гайдаровки» – признанный лидер среди экспертов библиотечного сообщества – имеет достаточно веса и сил, чтобы пересиливать неправильные тенденции. А вообще насколько заметно участие библиотек в «премиальной жизни» детских книг?

– Яркий пример подобной активности демонстрируют читатели Ленинградской областной детской библиотеки. Там ежегодно составляют список лучших книг – определяют десятку года. Эти книги в фонде библиотеки маркируются значком «Нравится детям Ленинградской области». Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы им. М.И. Рудомино ежегодно отправляет несколько отечественных книг в Мюнхенскую библиотеку. Там решается вопрос о включении лучших, по мнению наших немецких коллег, книг в международный список «Белые вороны».

Список Белые вороны                     Знак Нравится детям ленинградской области

– Насколько я знаю, книги для рассмотрения мюнхенскими экспертами могут отправлять и сами издательства. Только они почему-то не прилагают особых усилий в этом направлении.

Давайте попробуем подвести итоги. Есть несколько внутрицеховых премий (среди них можно выделить более или менее престижные); есть премия «Просветитель» (к сожалению, с очень слабой информационной поддержкой); есть каталог «100 лучших книг», и всего одна премия, которая основана на голосовании читателей. Причем работает эта премия только в подростковом секторе. Ну, и знак  качества «Нравится детям Ленинградской области» – прекрасная такая вещь, отражающая читательскую жизнь библиотек одного культурного региона, но тоже ориентированная на подростковую литературу.

Прямо скажем, не густо. Особенно – в области премий, инициированных общественными организациями и независимыми читательскими сообществами.

И что же потом удивляться, что маленькие издательства делают свой бизнес в основном на переводной литературе, а крупные издательства гонят невероятное количество макулатуры?

Издательства странным образом не заинтересованы в появлении новых авторов, боятся их. Так и говорят писателям: вещь ваша неплохая (или даже хорошая), но вы – неизвестный автор. А потому мы не можем вас печатать.
Кроме того, маленькое издательство не в состоянии справиться с оценкой потока рукописей. У него для этого нет человеческих ресурсов.

Маленькое издательство не решается экспериментировать с книжным дизайном, потому что у него нет гарантий, что будущая книга, которую ему предлагают, найдет своего читателя на рынке. А большому издательству нет нужды экспериментировать, потому что оно и не пытается выдать себя за элитное, имеющее изысканные эстетические амбиции.

Думаю, что наше книгоиздание будет зависеть от западных брендов и неконкурентным на мировом книжном рынке до тех пор, пока у нас не появится много разных премий. И инициировать эти премии должно не только государство, но и общественные организации, объединения читателей, а также бизнес, далекий от книгоиздательства.

– Не думаю, что большое количество премий и конкурсов спасет читателей и издателей.

И не соглашусь с тем, что маленькие издательства не решаются экспериментировать с книжным дизайном. Мне кажется, что в основном они-то сегодня и экспериментируют, идут на риск.

Что до «независимости суждений», то я не доверяла бы на все сто процентов читательско-родительскому сообществу, если речь идет о детской литературе. Любой премии необходим экспертный совет. Это не снобизм. Если бы на читательский суд было бы представлено то количество непрофессионально написанных текстов, которые приходят на конкурсы, градус отечественной словесности резко понизился бы.

– Но читатель-то есть разный. И мы говорим о создании компетентного, понимающего читательского сообщества, обладающего высоким вкусом. Понятно, что такое сообщество нужно бережно выращивать, формируя его активную читательскую позицию. И начинать растить такого читателя надо с того момента, когда малыш только говорить учится. У нас же достойной внимания считается только книга, адресованная подросткам. А как быть с книгами для самых маленьких? Для тех, кто только стартует как самостоятельный читатель?

– О механизмах отбора рукописей для самых маленьких думать необходимо, здесь я с вами согласна.
В предыдущие два десятилетия обнаружились лакуны в подростковой литературе, и силы издателей, писателей и переводчиков были брошены туда.

Событиями в книгоиздании для маленьких становились переводные книги – такие как «Очень голодная гусеница». Сейчас ситуация изменилась. И в оценке книг для малышей должны принимать участие не только литературные критики, но и психологи, читательская общественность. Однако здесь у меня больше вопросов, чем ответов.

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.