Разные книги для разных людей
23 октября 2014 2210

По воскресеньям в московской детской библиотеке имени Грибоедова собирается неплохая компания – люди в возрасте от 9 до 14 лет, их мамы, бабушки и я. Мы рассматриваем книги, читаем, немножко разговариваем – такой книжный клуб. Одно из наших важных занятий – «судить» о книге по обложке. То мы пытаемся определить жанр книги, то угадать тему. А еще мы рассматриваем разные издания, и каждый из присутствующих выбирает то, что предпочел бы он. Выбрать легче, чем объяснить, почему сделан именно такой выбор. Иногда получается, иногда – не очень.
На последней встрече каждый выбирал для себя издание «Острова сокровищ» Стивенсона.

Мы разложили на столе разные издания книги, имеющиеся в библиотеке. И в добавление к ним – «Остров сокровищ» издательства «Лабиринт», «интерактивную» книгу с вклейками и конвертиками, вынимающимися картами и инструкциями по завязыванию морских узлов.

Вот как выглядела наша книжная «выставка»:

Книги

Каждая книга получила номер. А каждый участник «выставки» ‒ коротенькую анкету.

В анкете было семь позиций:

а) Эту книгу я подарил бы другу на день рождения.
б) Эту книгу я с удовольствием стал бы читать.
в) Эту книгу я бы рассматривал с интересом.
г) Эта книга привлекает меня меньше всего.
д) Эту книгу интересно смотреть, но читать ее неудобно.
е) Когда я взглянул на разные издания книги, то меня сразу привлекло вот это.
ж) Эта книга не просто не привлекает, а выглядит отталкивающей.

На полях рядом с каждой из этих позиций надо было вписать номер какого-нибудь издания. Номера могли повторяться. И не обязательно было отмечать цифрой каждое утверждение, где-то можно было поставить прочерк.

Если честно, больше всего мне хотелось узнать реакцию детей на «лабиринтовское» издание. (Для себя я отношу такие книги к «спорным».)

И вот что произошло.

Не успел прозвучать сигнал «начинаем!», как двое членов клуба вцепились в «лабиринтовское» издание. Егор тут же вытащил из конверта схему парусного судна и погрузился в ее изучение. А его сосед Илья обнаружил среди книжных «сюрпризов» веревочку и начал по схеме скручивать узел.

Надо отдать им должное, они все же оторвались от своих занятий, чтобы заполнить анкету. Но «двойка» – номер «лабиринтовского» издания – стала их самой «любимой» цифрой: и на день рождения другу они подарили бы именно эту книгу, и читать ее стали бы с удовольствием. Остальное, по большому счету, рассматривалось ими из вежливости.

Такое «погружение» казалось заразительным, и я уже приготовилась к тому, что выбора не будет. Но дети не устают удивлять.

То, что привлекло самых младших участников (учеников третьего и четвертого классов) – книга, фаршированная игрушками, ‒ старших совершенно не заинтересовало. (К нам иногда заглядывают восьмиклассники. Это люди по-настоящему читающие. В этот раз их было двое: Маша и Артем.) Маша ‒ единственная, кто отметился на позиции «Эта книга не просто не привлекает меня, а выглядит отталкивающей», ‒ выбрала в качестве «отрицательного» издания именно «лабиринтовское». Но за такой резкой оценкой, я думаю, стояло желание подчеркнуть свое отношение к чтению: «Я читающий человек и не нуждаюсь ни в каких дополнительных завлекалочках». В качестве наиболее предпочтительного издания двое старших подростков выбрали «классическое» ‒ вообще без иллюстраций и в строгой «интеллигентной» обложке. Юноша, правда, оказался более толерантным и отметил, что он с интересом стал бы рассматривать и издание под номером 2 («то самое», лабиринтовское), и издание под номером 4 (это книга издательства «Махаон» с иллюстрациями Роберта Ингпена).

Интересно, как вели себя дети «промежуточного» возраста – пяти-шестиклассники. Сначала они живо отреагировали на игровой импульс младших. Но очень быстро дали задний ход и стали раздумывать. А для одиннадцатилетнего Глеба, например, важным фактором оказался выбор старших (они по ходу дела комментировали свои действия). В позиции «Эту книгу я бы с удовольствием стал читать» он сначала отметил книгу с иллюстрациями под номером 3, но потом переправил ее на цифру 1 – издание, которое выбрали восьмиклассники. К тому же, как оказалось, у Глеба в домашней библиотеке есть «лабиринтовское» издание. И он заявил, что эту книгу читать неудобно.

Самым привлекательным для пяти-шестиклассников оказалось «махаоновское» издание с иллюстрациями Роберта Ингпена. Они и другие издания не обошли своим вниманием, но книга под номером 4 чаще всего встречается в их анкетах: они и на день рождения другу предлагали ее дарить, и отмечали как издание, которое интересно рассматривать. Однако почти все честно указали, что в первый момент их внимание привлекло издание под номером 2.

Мне кажется, это интересно и важно – наблюдать за тем, как дети выбирают.

Особенно меня поразил почти демонстративный выбор издания без картинок со стороны восьмиклассников. Это не значит, что их в принципе не интересуют иллюстрации. Просто они в этой ситуации предпочли выбрать книгу с подчеркнуто «недетской» эстетикой.

Хотя взрослые, которые присутствовали на встрече, как раз «отказали» во внимании изданию, выбранному подростками. Они в своем выборе оказались близки к пяти-шестиклассникам – «стали бы читать с удовольствием книгу», проиллюстрированную Ингпеном. Зато в качестве подарка на день рождения практически единогласно назвали «лабиринтовское» издание. Их выбор тоже объясним: они выбирают издание не для себя, они думают, какая книга могла бы заинтересовать их ребенка.

Вывод?

«Книги разные нужны, книги разные важны».

Выбор, выбор, должен быть выбор. Всегда, и по отношению к книгам в том числе.

Марина Аромштам

Понравилось! 16
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.