Три корзины урожая
15 сентября 2014 1068

На дворе осень, в огородах поспели овощи и фрукты, и мы читаем в библиотеке главу «Урожай» из книги про мальчика Фридера, который вечно чего-то хочет от своей бабушки. На этот раз ему не терпится собирать салат, хотя бабушка еще только сажает рассаду. Что такое рассада, моим слушателям хорошо понятно, хотя это и не осенняя тема. Они болтают ножками и ждут, когда в книге что-нибудь произойдет. Пока что Фридер только вздыхает: и по грядкам ему, бедному, ходить нельзя, и урожая ждать бесконечные три-четыре недели. Он, как и бабушка, тоже выкапывает ямку, но ничего туда не сажает, а плюет в нее. Дети хихикают. Фридер надеется, что вырастет «слюнявое дерево», – хихиканье становится громче.

Фридер засыпает, а проснувшись, обнаруживает на кусте крыжовника сосиски. Слушатели смеются. Вокруг изумленного мальчика бананы, которые торчат прямо из земли, яблочный сок на ветках яблони и мармеладки на живой изгороди. Фридер застывает с открытым ртом, ‒ а мы с детьми пытаемся понять, что случилось в книжном саду. «Может, это фея прилетала? Может, это его слюни так проросли?» – гадают слушатели. То, что бабушка могла подыграть внуку, не приходит им в головы ‒ ведь она с самого начала так убедительно отказала ему. Похоже, детям легче поверить в волшебство, чем в то, что взрослый изменит своему слову.

Мы играем в сбор урожая: в одну «корзину» из сомкнутых рук я «собираю» фрукты, которые называют дети, а в другую – «овощи». Мамы и бабушки шепотом подсказывают: «Помнишь, что у нас в теплице? А что мы сегодня утром в рагу резали?» Ни одной сосиски, правда, не собрали — всё традиционно и привычно, как на своем огороде.

Хотя за окном хорошая погода, так быстро расходиться ребятам не хочется, и мы читаем еще одну историю про Фридера. На этот раз ему захотелось говорить по-иностранному. Но бабушка, как всегда, отказалась, и внук один отправляется к игрушкам. Детям хорошо знакома эта ситуация: кому ‒ мамы, а кому ‒ бабушки периодически отказывают в играх, и приходится играть в одиночестве: «Я вот с куклами беседую!» Кому-то везет: «Бабушка все равно потом играет, она же дома».

Фридер пытается пообщаться с мишкой и юлой. Но мишка рычит, а юла играет музыку ‒ ни то, ни другое не похоже на иностранный язык. У моих слушателей тоже есть говорящие игрушки, но они, как и у книжного героя, не говорят по-иностранному.

Герой идет на ужин, но бабушка произносит какие-то непонятные слова. Фридер догадывается: это же она говорит по-иностранному, как он и хотел! Мы пробуем тоже придумать небывальский язык и заговорить о нем. Подключаются мамы: они рассказывают о секретных языках своего детства. Заодно вспоминаем Тофслу и Вифслу, котенка по имени Гав и других героев с загадочной речью.

Наши книжные посиделки называются семейными, но выходит, они все-таки для детей — просто некоторые из них уже чьи-то мамы.

Мария Климова

О Фридере и его бабушке также можно прочитать в статьях
«
Ребенок нашего времени (снова о Фридере и его бабушке)»
«В гостях у бабушки»

«Книги рождаются из погружения в себя»

Иллюстрация Ротраут Сузанны Бернер к книге Гудрун Мебс «Бабушка! – кричит Фридер»

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.