Эпоха Маршака
21 августа 2014 2070

В два с половиной года Митя у нас неожиданно полюбил играть в мяч. И в это же самое время у него вдруг появилась невероятная потребность в стихах Маршака. Те книжки, что раньше читали пятилетнему Макару, а еще раньше – Ане, теперь безраздельно перешли во владение самого младшего. Оказалось, что жизненный ритм прыгающего с мячиком Мити очень созвучен маршаковской прыгающей строке и маршаковской жизнерадостности. Когда Митя впервые услышал «Мой веселый звонкий мяч, ты куда помчался вскачь?», он и сам запрыгал, как мячик, и несколько дней только и просил: «Мама, вскачь, вскачь!» И мы терпеливо читали одно и то же. А дальше пошел традиционный набор: «Багаж», «Пудель», «Сказка о глупом мышонке», «Вот какой рассеянный».

С рассеянным с улицы Бассейной произошла у нас забавная история. Реалии двадцатых годов прошлого века, которые нам в детстве были в основном еще понятны, теперь совсем туманны для детей, особенно маленьких. Какие-то «гамаши», загадочный «вагоновожатый»… Конечно, всегда можно попросту все объяснить и даже нарисовать, как мы это часто делаем, но жизнь предложила нам свои варианты, гораздо интереснее.

Митя никогда еще не видел трамвая, а соответствующей картинки в нашем издании Маршака нет. А тут мы с детьми как раз оказались в центре Москвы, где исправно бегают трамваи, и один из них прошелестел, звеня, прямо перед нами. Митя буквально остолбенел.

– Мама, это что?

– А вот это и есть трамвай, на котором катался рассеянный с улицы Бассейной. Помнишь: «Вожатый удивился – трамвай остановился»?

– Трамвай! Трамвай! – несколько раз повторил Митя, словно запоминая. – Я тоже хочу на трамвай!

Вечером, когда мы в очередной раз читали про рассеянного с улицы Бассейной, он с каким-то особенным вниманием слушал тот самый фрагмент про трамвай и повторял: «Глубокоуважаемый вагоноуважатый». Макар со смехом объяснял ему, что Маршак нарочно буквы переставил, чтоб веселее было. И Митя понимающе кивал. Теперь он точно знал и про трамвай, и про вагоновожатого. На этой волне неутихающего интереса он воспринял и все остальные устаревшие слова из текста. Заодно был присоединен и «Багаж», в котором непонятных слов тоже предостаточно. Но на этих страницах, по счастью, есть подробные картинки – и саквояж, и картонка для шляп, и все остальное. Повинуясь маршаковскому ритму в моем исполнении, Митя полюбил во время чтения показывать соответствующие картинки пальчиком, ровно выдерживая мамины паузы:

Дама сдавала в багажИллюстрация В Лебедева к стихотворению Самуили Маршака «Багаж»
Диван (показывает пальчиком),
Чемодан (опять показывает),
Саквояж (опять его пальчик на картинке ‒ и так на всех словах),
Картину,
Корзину,
Картонку
И маленькую собачонку.

Картонка и саквояж даже Макара не оставили равнодушными – ему срочно потребовалось узнать, что все это значит и зачем нужно.

Теперь словарь моих мальчиков стал еще богаче. А играя в футбол, они иногда, будто само собой разумеющееся, декламируют:

Мой
Веселый
Звонкий
Мяч,
Ты
Куда
Помчался
Вскачь?

«Эпоха Маршака» продолжается и, похоже, нескоро закончится. Макар тоже вошел во вкус игры с ритмом и словом и часто по вечерам вместо своих более сложных книжек просит снова почитать Маршака.

Елена Литвяк

Понравилось! 3
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.