Маленькая принцесса и переход к «классике»
14 августа 2014 2263

Каждая девочка мечтает быть принцессой. Обычно это случается где-то между пятью-восемью годами. И наша Анна – не исключение. В пять лет ее любимыми книжными героями были, конечно, Золушка и Спящая Красавица. При поступлении в первый класс был куплен, естественно, ранец с принцессами. А во втором классе дочка за несколько дней не прочла, а буквально проглотила «Маленькую принцессу» Фрэнсис Бёрнетт.
«Мама, как бы я хотела дружить с такой девочкой, как Сара! – сказала она на второй вечер чтения. – Знаешь, я сегодня всю ночь с ней разговаривала во сне, мы сидели за одной партой!»

Иллюстрация Михаила Фёдорова к книге Фрэнсис Бёрнетт «Маленькая принцесса»

Кто бы мог подумать, что реалии чопорной викторианской Англии почти двухсотлетней давности станут близки и понятны современной восьмилетней девочке! Причем понятны настолько, что ей захочется прожить жизнь маленькой героини Френсис Бёрнет ‒ пусть хотя бы во снах, фантазиях. Видимо, это как раз тот случай, когда совпадение читателя и книги оказывается абсолютным. Еще бы! Ведь наша Анна тоже ужасная фантазерка и книгочей, как и Сара Кру. Дочка и книжка просто нашли друг друга.

Вечер за вечером Аня самостоятельно штурмовала эту довольно толстую книжку.

«Мам, вот интересно, у Сары такой богатый папа, у нее столько разных вещей, а она совсем не капризная и не балованная…»

Действительно, есть чему удивиться, тем более что в реальной жизни обычно все бывает как раз наоборот.

«Значит, вещи – это не главное, – влезаю я со своим назидательным комментарием. ‒ Можно владеть ими, сколько хочешь, важно, чтобы они не завладели тобой».

Анна замолкает, задумывается, что-то соображает.

На следующий день: «Мам, знаешь, с помощью “Маленькой принцессы” можно даже французский язык учить!..»

«…Ну что ты горбишься, как крючок?» – а это опять я, проходя мимо дочки, делающей уроки.

Проблема осанки уже сильно портит жизнь нашей школьницы, замечания бесполезны, но вылетают почти автоматически. Дочка привычно пожимает плечами.

«Настоящие принцессы держат спинку прямо», ‒ на всякий случай сообщаю я.

И спина выпрямляется! Тут же, сама собой.

И так каждый день, почти целую неделю, наше с дочкой общение происходило с участием «Маленькой принцессы».

Иллюстрация Михаила Фёдорова к книге Фрэнсис Бёрнетт «Маленькая принцесса» Иллюстрация Михаила Фёдорова к книге Фрэнсис Бёрнетт «Маленькая принцесса» Иллюстрация Михаила Фёдорова к книге Фрэнсис Бёрнетт «Маленькая принцесса»

В тот вечер, когда Анна прочла главу о злоключениях маленькой принцессы, выгнанной из частной школы после смерти ее отца, потому что теперь ей нечем платить за обучение, мы долго говорили о бедности, богатстве, о человеческом достоинстве и силе человеческой души. Оказывается, настоящая принцесса – всегда принцесса, при любых обстоятельствах. Не только в роскошных шубках и платьях, но и на холодном чердаке, голодная и измученная непосильной работой. Но как трудно бывает принять современному ребенку из его благополучного, защищенного детства сам факт того, что жизнь вдруг, в одночасье, может перемениться и придется столкнуться со страданиями, бедностью, одиночеством, страхом. И как важно в этот тяжкий период жизни не растерять все лучшее, что есть в сердце, устоять, не сломаться… Как маленькая Сара Кру, которая, случайно найдя на улице мелкую монетку и купив на нее горячих булочек, отдала их все девочке-нищенке, потому что «я не так голодна, как она, ей нужнее». Эта история была настоящим потрясением для маленькой читательницы. И в этот раз я удержалась от комментариев. Фрэнсис Бёрнет так легко и просто говорит с ребенком о сложных и страшных сторонах жизни, что родителям здесь лучше просто умолкнуть. Все самое главное скажет моей девочке сама Сара Кру.

Иллюстрация Михаила Фёдорова к книге Фрэнсис Бёрнетт «Маленькая принцесса» Иллюстрация Михаила Фёдорова к книге Фрэнсис Бёрнетт «Маленькая принцесса» Иллюстрация Михаила Фёдорова к книге Фрэнсис Бёрнетт «Маленькая принцесса»

С этой маленькой повести у Анны начался новый читательский период. Если до этого самыми читаемыми книжками были сказки или сказочные повести, то теперь у нее вдруг ярко проявился интерес к реальной жизни с ее радостями, опасностями и трудностями ‒ и к литературе как пространству, позволяющему решать сложные нравственные вопросы, которые постоянно ставит жизнь. Мир оказался не черно-белым, полным готовых ответов и волшебных эликсиров, а разным, с множеством различных путей. И как не запутаться, как выбрать верное направление и оставаться человеком в любых обстоятельствах? Собственно, об этом ‒ вся литературная классика. И вся жизнь младшего школьника, который еще только учится дружить, делиться, держать слово, терпеть, прощать, любить. «Детство Темы» Гарина-Михайловского, «Детство Никиты» Алексея Толстого, детские несказочные повести Астрид Линдгрен стали теперь в нашем «детском шкафу» самыми насущными, любимыми и перечитываемыми.

Елена Литвяк

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.