«Пела кошка из окошка…»
24 июня 2014 2358

Как-то мы со Светланой Прудовской, искусствоведом и педагогом, пришли на небольшую выставку современного искусства. Я сказала: «Ой… Что это? Это, наверное…» ‒ и попыталась обозначить словами, что я вижу. Светлана мою попытку не одобрила: художник уже все сделал, использовав для этого свои средства. И чтобы это понять, нужны глаза, а не слова. Мы немного поспорили. Потом сильно поспорили. Потом пришли к соглашению: тема непростая и очень интересная. Существуют разные ситуации и разные ответы на вопрос, можно ли, и, главное, нужно ли объяснять несловесное искусство.
Но кроме изобразительного искусства есть еще музыка. И тут попытки создать какую-нибудь словесную музыкальную азбуку, вообще рассказать о музыке словами кажутся, на первый взгляд, совершенно абсурдными.

Музыка в отличие от картинки не может оставить свой след в книге. Это искусство не имеет никакого отношения к восприятию с помощью глаза. Оно приходит к человеку по другим «каналам связи»». И все же такие попытки предпринимаются. Живой классик современности Андрей Усачев и пока еще новый для читателей, но очень талантливый поэт Галина Дядина совместными усилиями написали книгу «Музыкальное дерево» с подзаголовком «уроки музыки для всей семьи».

Было бы справедливо сразу сказать, что если речь и идет о каких-то уроках музыки, то это музыка стиха, музыка поэзии. Стихи в книге, кажется, так и просят: спой меня!

«В дальнем селе балалайка жила.
Ох, до чего же была весела:
Выйдет под вечер она из сеней,
И весь народ деревенский – за ней!»

Это одна тема, один мотив, один ритм.
Потом тема меняется, меняется длина строки, ритм:

«А на скамейке,
А на завалинке
Сидит Андрейка
В дырявом валенке,
Как будто барин,
Сидит в фуфаечке
Да водит пальцем
По балалаечке…»

Про якутский варган рассказывается в другом темпе и в другом «звуковом ряде». Стихотворение будто повизгивает и поскрипывает, сквозь слова явственно ощущаются странные звуки экзотического инструмента:

Вот шаман якутский старый
Крепко сжал в зубах варган:
Тренькнул – ветер дунул ярый,
Бренькнул – взвился ураган!

А в стихотворении про барабанные щетки возникает совсем другая «шумовая картинка»:

Щетки есть одежные,
Щетки есть сапожные.
Щетки пол метут и драят ванну.
А бывают странные
Щетки барабанные,
Что весь день шуршат по барабану.

Иллюстрация Александра Зудина к книге стихов «Музыкальное дерево»

И так – про самые разные инструменты, инструменты от А до Я. Про каждый – своя поэтическая песенка. Вроде бы это невозможно, но сквозь музыку стиха слышен голос музыкального инструмента. По крайней мере, ощущается его характер.

Я не знаю, насколько стихи Андрея Усачева и Галины Дядиной продвинут маленького читателя по пути музыкального развития, но с точки зрения погружения в поэзию и совершенствования фонематического слуха, книга, без всякого сомнения, очень полезная.

И увлекательная. Про каждый инструмент рассказывается коротенькая история, сюжет которой подробно и неожиданно «разрабатывается и дорабатывается» в смешных картинках Александра Зудина. Поэты рассказывают о пастушьем инструменте йодль, а художник изображает самозабвенно пляшущую на альпийских лугах корову. Поэты рассказывают о волшебном инструменте под названием флейта, а художник иллюстрирует ее волшебные способности, изображая летящую птичью стаю, в которую «затесался» вдохновенный флейтист.

Иллюстрация Александра Зудина к книге стихов «Музыкальное дерево» 

Картинки замечательным образом перекликаются с авторской интонацией, потому что поэты не отказывают себе в возможности пошутить. Собственно, тонкий и точный юмор – одна из узнаваемых черт творческой манеры Андрея Усачева:

Ни инструментов в мире нет,
Ни нот на букву Ю.
Но мне не нужен инструмент,
Я сам ее спою-Ю-Ю-Ю-Ю…

Иллюстрация Александра Зудина к книге стихов «Музыкальное дерево»

И если вы вдруг после чтения этой книги окажетесь с ребенком на балетном или оперном спектакле, где играет живой оркестр, и подойдете с ребенком к оркестровой яме, он ощутит настоящую радость узнавания, когда сможет опознать инструменты, занятые в оркестре. Это отдельная работа – опознавать их голоса в общем ансамбле. И здесь уже начинается настоящая музыкальная грамота.

Марина Аромштам

Понравилось! 11
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.