Нужна ли ребенку «сексуальная энциклопедия»?
13 февраля 2012 3674

– Мы тут купили ребенку энциклопедию «Мое тело». (Варианты: «Твое тело», «Наше тело», «Ваше тело» и т.д.)
– Ну и?..
Я еще жду немного – с некоторой опаской. Я почти знаю, что за этим последует.
– И там есть страницы про половые органы.
На мое выжидательное молчание собеседница реагирует с вызовом:
– А пусть знает! Шила в мешке не утаишь.
– Знает что?
– Правду.
Я слегка откашливаюсь, прежде чем спросить:
– Сколько лет вашему ребеночку?
– Три с половиной года.

Хорошая книга! 2

Не могу сказать, что это сообщение меня оглушает. В конце концов, в названной книге всего одна главка про половые органы. А ведь бывает и покруче. Бывают такие большущие раскрашенные тома под условным названием «Твоя первая сексуальная энциклопедия». (Видимо, подразумевается, что будет и вторая, и третья, а на вершине пирамиды – какая-нибудь адаптированная детская «Кама-сутра».) И все же я чувствую, что внутри меня – в ответ на «три с половиной года» – возникает непонимание: я бы сказала, безграничное какое-то удивление, воплощенное в краткой фразе: «На фига козе баян?» Но на «выходе» этот простой и понятный вопрос несколько видоизменяется:
– Скажите, пожалуйста, каким возрастным потребностям вашего малыша отвечает эта энциклопедия? Какой психологический запрос ребеночка она удовлетворяет?
– А я для будущего стараюсь. Пусть сейчас всё узнает, из книжки, чем потом ему в детском саду чего-нибудь порасскажут. Или в школе на переменке. Какие-нибудь глупости.

Вот это действительно сильно – работать на перспективу. Проводить профилактику сексуального невежества в возрасте, близком к «горшечному». И мама-то, похоже, хорошая. Трогательная, заботливая. Да и не одинока она в своих просветительских устремлениях. Иначе чем объяснить, что в каждом ларьке у метро выставлено это самое «Тело»? Среди бульварных романов, желтой прессы и программ телевидения? Видимо, на него повышенный спрос. На него и еще на «Мою сексуальную энциклопедию».

Вообще-то я за то, что детям надо рассказывать разное. И на нашем пространстве, под нашим российским небом нужно как-то осваивать эту сложную область – сексуальное воспитание. Но вопрос о возрастных потребностях тут никак не обойти. Мне думается, что не все можно сделать «заранее». Нельзя, к примеру, в три с половиной года взять да и подготовить ребеночка к замужеству. Или к потере невинности. Нельзя прочитать ребеночку какую-нибудь «правильную» книжку, которая предупредит все вопросы и сложности. Это всё рудименты нашего отношения к книге как к «источнику светлых знаний». Мы искренне верим, что ребенок слышит именно то, что мы ему читаем, что он воспринимает слова в тех смыслах и значениях, которые мы в них вкладываем. Но все гораздо сложнее, и родительский крест в том и заключается, что проблемы приходится решать по мере их поступления.
Книги про тело и его устройство относятся к разряду «познавательной литературы». Но познавательные возможности маленького ребенка очень зависимы от эмоций. Ребенок, по большей части, воспринимает и запоминает лишь то, что ему интересно, что вызывает у него эмоциональную реакцию. Поэтому язык образов, язык художественной литературы в гораздо большей степени отвечает психическому устройству ребенка, чем наукообразный, пусть даже и адаптированный, язык детской энциклопедии.

Можно, конечно, восполнить эмоциональную бедность околонаучного языка визуальным рядом, картинками. Интересные картинки, сделанные с учетом детского возраста, тоже эмоционально заряжены.

Детский рисунок-1

Но в море познавательной литературы для дошкольников таких книжек, которые можно назвать действительно хорошими – с интересными, но понятными картинками, с понятными, но вызывающими удивление сведениями, – у нас крайне мало. И одна из главных претензий к познавательным книгам – это как раз рассогласование между текстом и иллюстрациями. Текст рассчитан на детей одного возраста, картинки – на детей другого возраста. И часто думаешь: лучше прочитать ребеночку Киплинга, чем подсунуть ему книгу с адаптированным академическим текстом про африканских животных и картинками в примитивистском стиле. Вообще, всегда лучше что-нибудь прочитать, чем «подсунуть».

Про тело есть одна очень хорошая книжка – «Тайны анатомии» Кэрол Доннер. Двое детей вдруг уменьшаются до микроскопических размеров, оказываются внутри человеческого организма и путешествуют по кровеносной системе, пищеварительному тракту и т.д. (Можно провести аналогию с путешествием по стране Дремучих трав или с приключениями Карика и Вали.) Но эти путешествия-приключения (художественные) адресованы детям школьного возраста – примерно от девяти лет. Для дошкольников, к сожалению, ничего похожего нет. Тем более для трехлеток и даже пятилеток. Но надо сказать, что и острого запроса на анатомические темы у детей этого возраста тоже нет.

В первые пять лет своей жизни ребенок учится овладевать собственным телом: ходить, манипулировать с предметами, бегать, прыгать, управлять пальцами. И до определенного момента у него еще нет сформированного образа собственного тела. А тем более, человеческого тела вообще. Это видно по детским рисункам. Сначала главное в человеке – это голова. Потом к ней «прирастают» конечности. Потом появляется нечто, призванное обозначать туловище – палочка или «огурчик».

Ближе к пяти годам на рисунках появятся пальцы, брови и уши. С точки зрения психологии, в рисунках отражаются детские представления об окружающем и о самом себе. Ребенок рисует не то, что видит, а то, что «знает», то, что для него важно и актуально. «Актуальное знание» – это то, что нужно знать конкретному ребенку в данный момент для правильного развития.

И вот, задумайтесь: на детском рисунке еще отсутствуют уши, а вы уже хотите, чтобы он погрузился в дебри мочеполовой системы. Ему же гораздо интереснее собственные руки: обводить их, раскрашивать разными способами ногти, превращать пальцы в пляшущих человечков. Ему страшно нравится, когда его самого, вытянувшегося на обоях, обводят «по контуру», а потом вырезают «портрет». И сколько всего можно придумать вокруг такого портрета!
Если же вы хотите стимулировать у вашего ребенка «естественнонаучный» взгляд на вещи, купите ему лучше лупу – вместо атласа. Пусть малыш разглядывает свои ногти и волосы. Это тоже своего рода проникновение «внутрь», но на основе понятного личного опыта и, так сказать, экспериментальным путем.

Что же касается профилактики в вопросах сексуального знания, то тут – увы! – ничего поделать нельзя. Как бы рано вы ни начали, период полового созревания все равно наступит тогда, когда ему положено, – и вместе со всеми неизбежными последствиями. В частности, в виде навязчивого интереса к тому, как «делать это», и обмена «острой информацией» между сверстниками.
И тут уж одно из двух: либо ваши отношения с ребенком еще до этого сложились так, что вы можете с ним разговаривать на волнующие его темы, либо вы ни о чем говорить не сможете.

Правда, еще до пубертата есть возрастной период, для которого характерны тревожащие родителей вспышки детского любопытства к «неприличному». Это возраст между пятью и шестью годами. Но к теме «секса» – и, соответственно, к лозунгу «пусть знает правду!» – он имеет косвенное отношение. Примерно в возрасте пяти лет дети начинают осознавать себя мальчиками и девочками. Их половая принадлежность вдруг становится для них «актуальным знанием». И они предпринимают самые разные исследовательские усилия, чтобы узнать, в частности, «как там, в трусах у других».

Детский рисунок-3

Тут можно просто сказать ребенку, что мальчики и девочки по-разному писают. У них для этого существуют разные приспособления. А потом из мальчиков вырастают мужчины, а из девочек – женщины. Этого будет совершенно достаточно для того, чтобы ребенок несколько скорректировал тот образ внешнего тела, который у него формируется. Выходить за рамки значений, связанных с простым и понятным действием – «писать», не требуется. Более того, эти различающиеся детали, поскольку они скрыты от глаз, как правило, не попадают на детские рисунки. У детей, оказывается, существует много других способов подчеркнуть половые различия своих персонажей.

Чаще всего это не столько реальные отличительные черты мужчин и женщин, сколько черты, связанные с обобщенным образом женственности или мужественности. При желании в них даже можно усмотреть черты архаического мировосприятия, свойственные древним: так, мужчины и женщины на детских рисунках отличаются длиной волос. Хотя подавляющее большинство женщин сегодня носят короткие стрижки, малыши рисуют представительниц женского пола с пышными прическами и длинными волосами. У нарисованных мужчин волосы заметно короче. (С таким же постоянством городские дети в ответ на предложение нарисовать дом изображают избушку с треугольной крышей.) Рисование волос разной длины как способ изображения отличий между полами дети начинают использовать раньше всего. Чуть позже появляются различия в одежде и «аксессуарах», которыми снабжаются герои картинок. Причем женщины часто наделяются предметами, характерными для принцесс и невест (длинное платье, цветы, фата, веер), а мужчины – оружием.

Детский рисунок-4

Но детям дошкольного возраста (как и младшим школьникам) не свойственно в качестве отличительных признаков пола рисовать гениталии своих героев. И если умение пяти-шестилетнего ребенка изображать на рисунке обобщенные половые отличия людей расценивается психологами как показатель высокого интеллектуального развития, то изображение этим же малышом половых органов должно насторожить окружающих взрослых.

Несмотря на явно выраженный интерес старших дошкольников к анатомическим особенностям мальчиков и девочек, их информированность в вопросе о функциях мочеполовых органов исчерпывается детским названием «пиписька». Более глубокая осведомленность по этому вопросу и навязчивое рисование гениталий – не показатель развития, а сигнал того, что с ребенком происходит что-то неладное: либо он получил психологическую травму, оказавшись случайным свидетелем интимного общения взрослых, либо сам стал жертвой преступных домогательств. В любом случае подобные рисунки должны заставить взрослых показать малыша психологу, чтобы выявить истинные причины отклонений в поведении.

Родители часто попадают в ловушку собственных страхов и ожиданий. Ребенок вдруг задал вопрос «Откуда я вылез?» – и мы тут же бежим покупать «Первую сексуальную…». А лучше бы переадресовать этот вопрос самому ребенку. Потому что, как правило, если ребенок дошкольного возраста задает вопрос, это значит, что у него уже существует некоторая версия события. И надо ее внимательно и без всякого смеха выслушать: пусть ребенок пофантазирует вслух «на тему». Знаете, взрослые ведь тоже любят свои фантазии. Многие мужчины, несмотря на развитие научной физиологии и эмбриологии, до сих пор считают, что женщины – это некие «сосуды», а мужчины – носители «содержания». Ну так в ответ на эти несуразные заявления им же не суют под нос популярную медицинскую энциклопедию? Выслушивают доброжелательно – в целях поддержания у мужчины чувства собственной значимости.

Так что пусть ребенок пофантазирует вслух. Нужно сказать ему: надо же, как интересно! А потом можно предложить малышу прорастить фасолину. Потому что это и есть ответ на вопрос, откуда берется живое. Правильно и вовремя сместить интерес в продуктивную сферу очень важно для воспитания.
– А если он пришел и спросил: «А что такое секс?»
Об этом – в следующем разговоре.

Марина Аромштам

Понравилось! 19
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.